Ukraine

В деле Стерненко искали политику и разбирались с Приватом. Обзор Шустера

Программу начали с ролика о схемах “Приватбанка”: члены руководства финучреждения Елена Бычихина и Александр Дубилет, а также Владимир Яценко перечислили 137 млн грн страховой компании, связанной с владельцами банка. Эти двое за границей, а Яценко был развернут в воздухе, задержан в аэропорту (правда, вышел под залог).

Застрел оказался удачным. 

Приватбанк снова в моде

Ролик впечатлил Генерального прокурора Ирину Веднниктову: “Я хотела, собственно, начать с рассказа о фабуле дела, но такой ролик хороший!”. По ее словам, 6 марта 2017 года было начато уголовное производство по “Приватбанку”, она пошутила, “скоро мы будем праздновать четыре года”. За это время, всего по Приватбанку открыто 30 тыс уголовных производств. Из них на сегодняшний день 20 тыс закрыто. “Почему подписала подозрение именно я? Вот взяла и подписала, - по детски мило улыбнулась Венедиктова, - такие дела должны или доводиться до конца, или закрываться, если не имеют перспективы”.

Однако на вопрос экс-секретаря СНБО Александра Данилюка, готовит ли ГПУ документы об экстрадиции гражданина Кипра и Израиля Игоря Валерьевича Коломойского, конкретно не ответила, сославшись на статью 221 (УПК). “Я прокурор, я не политик, не журналист, не хочу играться. Я сделаю то, для чего будет достаточная доказательная база. Если будут основания - мы это сделаем. На сегодня говорить, что кого-то надо экстрадировать, даже не называя фамилий – мы в уголовном процессе, чтобы иметь хорошую судебную перспективу, надо меньше говорить, а больше делать”, - заявила Венедиктова.   

Где-то далеко облегченно выдохнул Игорь Валерьевич, а дискуссия увяла. Савик Шустер, дабы оживить, задал вопрос в стиле Шерлока Холмса: “Кто предупредил Яценко? Надо было зафрахтовать самолет, это время. Кто?”

Я скучный гость, - принялась кокетничать Венедиктова, - если бы я имела основания подозревать прокурора, он был бы отстранен немедленно и по нему была проведена проверка. То, что утечка (информации) была, – это факт. Мы разбираемся, откуда. Насколько я понимаю, самолет фрахтовался в выходные. Работа с детективами шла каждый день, они (детективы) каждый день в офисе. Где, откуда оно полилось, Офимс ( ГПУ), САП, НАБУ, мы говорить не можем. Случилось так, как случилось, получилась история, наверное, детективная. С другой стороны, все увидели возможности правоохранительных органов. Когда правоохранительные органы захотят, самолеты возвращаются в аэропорт”.

Хижина дяди Тома за 80 миллионов

В дискуссию встряла замглавы НБУ Екатерина Рожкова. Потрясая распечаткой какой-то халупы, она истерила: “Посмотрите, какие у них залоги? 80 млн грн, а даже хижина дяди Тома выглядела лучше, наверное.  Мы (в НБУ) сразу поняли, что происходит. Но нужны доказательства. После национализации (”Приватбанка”) мы наняли всемирно известное агентство “Кролл”, которое охватило 10-летний период “Приватбанка” до национализации. Оно подтвердило наши выводы. Это 22 коробки доказательств! Я просто видела, как их выводили. У “Кролла” следствие заняло 2 года. Я сдержанно оптимистично”. 

Это только начало, - подхватила Венедиктова.Теперь в принципе следствие и прокуратура видят, что могут двигаться и двигаются”. 

Член Набсовета «Приватбанка» Роман Сульжик оживил дискуссию схемкой: около 60 компаниям, связанных с “Приватбанком” (например, Ингосстрах), получили с 2014 по 2016 год  10 млрд грн через депозиты - им выплачивалось до 480%, тогда как рядовым вкладчикам максимум 20%. 

Использовали ваши деньги, чтобы финансировать свои компании, - воскликнул Данилюк. – Хороший бизнес!”  

Политическое дело

От “Приватбанка” перешли к делу Стерненко, но дискуссии не получилось, хотя “Свобода слова” расстаралась на несколько сюжетов: и воспроизведение в слайдах версии прокуратуры, и биография Сергея Стерненко, и опрос компании “Либерти рипорт”, согласно которому, 49%  опрошенных волнует это дело, 28% впервые слышат, мужчин волнует на 11 % сильнее, чем женщин.

Это дело политическое, заметил Савик Шустер.

Оно политизировано, но самим обвиняемым, - ответила Венедиктова. – Тогда уже ставилась планка на политический заказ, но не со стороны власти. Этот эпизод 2015 года, с тех пор ГПУ ничего не двигала. В этом приговоре есть 2 фигуранта. Если мы хотим снизить политический накал, давайте в сторону отложим одного фигуранта с фамилией С. и возьмем другого фигуранта с фамилией Д. Они идут по одной статье. Я думаю, всех людей волнует справедливость. Давайте разбирать по фамилии другого фигуранта. Почему одного отпустить, а другого – нет? У нас в день выносят судьи 50 приговоров в Украине. Все обжаловать под ОПУ?”

Признав, что есть упущение в коммуникации, Генпрокурор заметила: “Когда есть труп, правоохранительные органы задерживают человека на несколько лет, потом разбираются”

В принципе, к этому добавлять было нечего. И ведущий решил оживить разговор опросом:  61% респондентов ответили, что их доверие к судам снизилось, правда. у 8% выросло. Далее 

Савик Шустер принялся вспоминать, как Коломойский его выкинул из эфира 1+1 и чем завершилось судебное разбирательство и почему придется подавать  апелляцию. В общем, старая история, о которой Шустер не перестает жаловаться при случае. 

Ключевым спикером должен был стать руководитель Одесской областной прокуратуры Сергей Костенко. Но - не стал. По многоречию его переплюнул адвокат Стерненко Маси Найем (хотя Костенко тоже из адвокатов, как выяснилось). Он сразу ухватился за доказательства: а были ли, а точно ли голос Стерненко, а как мог потерпевший Щербач опознать пистолет, из которого в него стреляли, по цвету? 

Столько часов мучили человека с целью завладеть 300 грн? Это абсурд, - припечатал он и тут же со смартфона зачитал биографию Руслана Демчука, второго обвиняемого по делу Стерненко, - был руководителем местной ячейки партии “Родина”, которая сейчас в России, агитировал за Януковича, собирался на антимайдан в Одессе”.  

Очень информативная информация, - хмыкнул Костенко, - но вы навязываете политическую историю,  а мы расследовали уголовное производство по факту похищения человека. А умысел может быть внезапным”. 

Далее начался юридический пинг-понг в стиле Перри Мейсона: а доказано ли, что именно Стерненко стрелял - он давал указания; а доказано ли, что именно Стерненко прищемил плоскогубцами палец потерпевшему - судмедэкспертиза и показания потерпевшего; а отслеживание телефонного трафика не доказательство, что люди, которые там были, похищали и пытали. 

Это малоинтересно!” - выкрикнул кто-то в студии. 

Почему вы не сделали отвод судьи, если не доверяли ему?” - наконец закипел Костенко. 

Ответа на вопрос не удалось получить в течение всей программы, а Костенко подсек «активист»-порохобот Роман Синицын, лишний раз напомнив: “это дело политическое”. 

Дорвавшись до слова, Синицын заткнул разгоряченных юристов (увлекшихся репетицией апелляции) набором тезисов: “У нас в стране тотальный кризис справедливости. Ваш дом (Костенко) на 400 квадратов на Фонтанке – фейк? Ваш Лендкрузер – фейк? Зеленского подставили, причем очень технично, и страна находится фактически на грани. Мы понимаем, если вчера без доказательств закрыли  Антоненко, Стерненко, завтра закроют вас. Это порождает то, что было во вторник и то, что – я не знаю, что – произойдет завтра. Почему люди выйдут на улицы? У них других аргументов нет. На самом деле, нас уже не интересует, как вы будете выпускать Стерненко: апелляция, решение ЦРУ, - потому что, это вопрос нацбезопасности. Ему прокурору сказали склепать дело – он склепал”.

Руки прочь от копа 

После перерыва обновился состав гостей в студии. Присутствующие принялись выяснять, что же будет 27 февраля на митинге за освобождение Стерненко.  Привычно раскатал речь замминистра внутренних дел Антон Геращенко: “У граждан, по Конституции, есть право на мирный митинг. Это когда  граждане собираются вместе и высказывают ту или иную позицию: “за” или ”против”. А после вынесения приговора Стерненко и Демчуку группа лиц призвала на митинг под ОПУ, но это не мирный митинг, а “чтобы лилась кровь”. Но “украинская полиция – это не милиция времен Захарченко-Януковича. Она применяет силу тогда, когда это нужно, чтобы сохранить общественный порядок и спокойствие”.

На сей раз, мантры, даже подкрепленные видеороликом избиения полицейских, мало впечатлили, и Геращенко с тревогой продолжил: “Я уверен, некоторые политики, которые занимали высокие должности до 2019 года до 21 апреля, очень бы хотели, чтобы полиция била протестующих, но этого не было. Полиция не имела даже резиновых дубинок, а на каждом шлеме номер, это было требование Майдана – и оно выполнено. А какая ответственность тех, кто бил полицейских? Поэтому не надо завтра заниматься насилием”

В ответ Роман Синицын поинтересовался, почему был кордон на Банковой, который мешал людям пройти на эту улицу и задать вопрос президенту, как во времена Януковича. Ответа не удалось добиться, кстати, до конца программы. Дальнейшие слова «активиста» прозвучали грозно: “Пришли разные люди. Люди наэлектризованы, поэтому и произошли эти стычки”.

А вы поддерживаете то насилие, которое было совершено по отношению к полицейским?” - спросил Синицина Геращенко. 

Если полицейский превысил свои полномочия, люди должны как-то реагировать, - заявил Синицын.Ваш патрон пришел к кресло министра внутренних дел на Майдане, где полиция стреляла”

Если люди злы, им дает это право бить полицейских?” - поддел Геращенко. 

Я против немотивированного насилия. Завтра будут люди. Что будет – увидим”, - загадочно проговорил Синицын.

После нескольких сетов перепалок между другими гостями Николай Катеринчук страшным голосом предложил представить, что будет, если на митинг заявятся люди от ОПЗЖ.

Законы жизни и закон толпы

После перерыва микрофоном завладел секретарь СНБО Алексей Данилов и пустился в воспоминания о молодом (своем) политическим прошлом а затем перешел к волнующему - к митингу 27 февраля: “Законы толпы отличаются от законов жизни. Я хотел бы обратиться к вам и призвать быть очень-очень осторожными, осторожно относиться к словам. Потому что, вы имеете чистое сердце и чистые намерения, а ими могут воспользоваться другие люди”.

Но Синицын довел и Данилова, в который раз напомнив о несправедливости приговора Стерненко. Тот сорвался: “Я скажу вам по-другому. Я завтра приду. Я завтра буду говорить с вами. Я буду призывать, чтобы  был покой”.

Антон Геращенко пообещал – не будет никаких кордонов.

Вроде как договорились. 

Каждая пятница - тринадцатое для врагов

Студия наконец-то перешла к санкциям СНБО. Данилов повторил то, что говорил в перерыве и гораздо раньше на брифинге: 

Новые санкции развеселили Нестора Шуфрича (ОПЗЖ). Перечислив четыре паспорта, кроме украинского, на которые имеет право, Шуфрич радостно провозгласил: “Но у меня только украинский! Докажите обратное – и я готов сдать мандат и даже награды”.

И подколол Данилова – поддерживаю вашу логику, “а почему вы не отдали приказ о лишении военных званий тех, “благодаря кому мы отдали Крым?

”Вы привлекли к ответственности людей, не выполнивший приказ и присягу. А почему не привлекли к ответственности тех людей, которые не отдали приказ?”

Вопрос хороший, но его “перекрыл” нервный Данилюк вопросом о Медведчуке, против которого не зарегистрировали уголовное дело.

Даже Савик Шустер поморщился – где связь между вашим вопросом и вопросом Шуфрича?

Американская демократия и наше общество

Вся та чепуха, что говорит Шуфрич, что можно по решению суда, мы очень тщательно готовим все документы. Кстати, есть предложение - тут кто-то говорил, он 6 сроков в парламенте, - 2 сроками ограничить пребывание в народных депутатах”, - попытался осадить Шуфрича Данилов.

А господин Байден 37 лет член Конгресса и хвастался этим”, - еще больше развеселился Шуфрич. 

А вы не путайте американскую демократию н наше общество”, - хмыкнул Данилов.

Без Медведчука никуда

Напоследок Савик Шустер жался-мялся, но все-таки прокрутил аудиозаписи телефонного разговора якобы Виктора Медведчука с якобы Владиславом Сурковым о поставках электроэнергии из РФ через крымскую “прокладку” об обмене пленными. Молниеносное обсуждение свелось к блиц-атаке на Порошенко и ответе Артура Герасимова, мол, где это «скомпилировано», неизвестно. Поелику он говорил на фоне финальных титров, ответной реакции не последовало последовало. 

Так Виктор Медведчук, лишившийся на момент передачи уже четырех телеканалов, получил бесплатный эфир. 

Football news:

Koeman will remain Barcelona coach. Laporta will support him after winning the Spanish Cup
The idea of a Super League is more than 20 years old. Let's briefly tell its story
Ferdinand on Super League: This is a war against football, a disgrace. A closed institution for big shots. This is just business
Is this what our dream changes look like?
Sanya about the Super League: I'll finish watching football. This is not the football I know
Juventus about the Super League: The clubs will receive 3.5 billion euros, but now we can not guarantee that the project will be implemented
Neville on Super League punishment: Huge fines, points deduction, take away their titles, who cares? Let them fly out