Ukraine

Союз с Китаем и “адские” санкции для России: какой будет внешняя политика США при Байдене

Новый президент США не ставит перед собой задачи "сделать Америку снова великой". Он говорит, что просто наведет порядок после хаоса Трампа. Насколько это осуществимо?

В промежутке между днем президентских выборов в США и днем, когда американские медиа захлебнулись заголовками типа Biden defeats / beats Trump (Байден разбил Трампа), соцсети вдоволь поиздевались над действовавшим тогда президентом — который угрожал судебными исками противостоять мошенничеству, благодаря которому якобы были украдены его голоса.

Одна из карикатур под названием "Трамп ищет справедливости" изображала хозяина Белого дома стоящим перед Статуей Свободы, запустив руку ей под подол. Правосудие – это то, что 45-й президент привык брать силой. Но в данном случае это не слишком ему помогло (даже несмотря на то, что Трамп успел накануне выборов провести в Верховный Суд свою сторонницу Эми Баррет, сделав там расклад сил 6:3 в свою пользу; из-за этого некоторые эксперты ожидали череды долгих судебных тяжб).

Не помогли и "моления о чаше" сторонников Трампа возле избирательного участка округа Кларк в Неваде.

Новость о победе Байдена Трамп встретил на своем поле для гольфа в Вирджинии, согласившись на фотосессию с какой-то пухленькой невестой, попавшейся ему под руку (или он ей) в день его поражения. На видео, запечатлевшем это судьбоносное событие, Трамп выглядит таким обрюзгшим дедушкой, в бейсболке и с отвисшим животом, что можно даже на время забыть о том, что он немного младше своего обидчика по президентской гонке, которому 20 ноября исполнилось 78 лет.

Джо Байден переселился в Белый дом в возрасте постарше, чем тот, в каком Рональд Рейган его покидал. Байден вообще стал самым "винтажным" американским президентом. С учетом того, какую проблемную страну он унаследовал, это кажется отягощающим фактором. Хотя либеральные СМИ, изрядно уставшие от Трампа, высказывают (пусть и не всегда громкую) уверенность в том, что именно Байден способен залечить раны нации.

"После разрушения эпохи Трампа нация отчаянно нуждается в родительской фигуре, чтобы культивировать обновление среди разрухи", — восклицает Франклин Фоер в The Atlantic, как бы легитимизируя патриархальность фигуры Байдена и придавая ей чуть ли не библейские черты. Еще немного – и в США, пожалуй, начнут вспоминать о Моисее, выведшем евреев из египетского плена.

Нынешний плен – это состояние расколотости и не до конца оформленного изоляционизма, в которое вверг Америку Дональд Трамп. Дэвид Ремник в The New Yorker замечает, что политическое будущее Байдена и сама судьба державы "будут зависеть от того, сможет ли он объединить радикально разделенную страну (по крайней мере, до некоторой степени) и в то же время выполнить свое обязательство противостоять бесчисленным кризисам с чем-то вроде амбиций Рузвельта". Ключевое слово здесь – сможет ли.

Внутри страны: одолеть трампизм

Президентское кресло Джо Байден "взял" с третьей попытки (в 1988 и 2008 годах ему не удалось номинироваться от партии, но во втором случае он стал вице-президентом при Бараке Обаме) – это, безусловно, амбиции. Равны ли они тем, что обуревали Рузвельта, сказать трудно, но они, по крайней мере, говорят о том, что Байден из тех парней, кто, падая, всегда поднимается и продолжает борьбу. Те, кто сегодня критикует его ораторские способности, забывают, что в детстве он вообще сильно заикался, но, разменяв третий десяток, смог заметно улучшить свою речь – по собственному признанию, читал поэзию перед зеркалом.

Ни американские горки его политической карьеры, ни удары судьбы (гибель в 1972 году в автокатастрофе первой жены и дочери, а относительно недавно — смерть от опухоли мозга его сына) Байдена не сломили. Это вызывало у американцев и горячее сочувствие, и уважение к нему. И свою роль в выборах, безусловно, сыграло.

Но выигрывать выборы и править страной – разные "виды спорта". Тем более — страной, зараженной трампизмом. Потому что победить Трампа не означает уничтожить его наследие. Как написала одна американка накануне выборов: "Даже если он [Трамп] проиграет выборы, даже если попадет в тюрьму, он победит. Он понял, чего на самом деле хочет Америка. Оказывается, многие американцы внутри были похожи на Трампа. Они были эгоистичными и высокомерными. Они были ленивыми и осуждающими. Они были расистами и гомофобами. Они были громкими и агрессивными. Мы почти снова заслуживаем Трампа".

Это своеобразное покаяние не стало самосбывающимся пророчеством. Страна все-таки "заслужила" Байдена. Но сама по себе его победа не способна излечить американскую демократию от ран, которые были нанесены ей за последние годы. Было бы слишком просто переложить всю вину на Трампа, но, как пишет Энн Эпплбаум в The Atlantic, "не все это было сделано Трампом. Многие американцы потеряли доверие к демократическим институтам задолго до его появления на сцене".

Достаточно вспомнить, что взгляды, подобные тем, что внедрял в умы американцев 45-й президент, еще с конца прошлого века активно пропагандировал идеолог крайне правого крыла Республиканской партии Пэт Бьюкенен. Он был советником трех президентов – Никсона, Форда и Рейгана. Он критически относился к форме конституционной демократии и проповедовал идеи изоляционизма. Весьма одобрительно отзывался о "путинизме", имея в виду госкапитализм и доминирование государства в средствах массовой информации. В некотором смысле он был для Трампа Иоанном Предтечей. Трампизм, собственно, и возник на стыке этих идей с кризисом доверия к власти и все возрастающим неравенством в американском обществе.

Сегодня, как следует из недавнего социологического исследования, половина страны недовольна существующей политической системой, а ее пятая часть – вдумайтесь! — была бы счастлива жить под властью военных. Это может показаться довольно странным, но фактически вытекает из складывающихся десятилетиями негативных социально-экономических тенденций. "Жить лучше и веселей" у значительной части граждан США давно не получается.

"Мужчины, не получившие высшего образования, сегодня зарабатывают значительно меньше, чем их сверстники в 1970-е годы, — пишет Дарон Аджемоглу, один из авторов книги "Почему одни страны богатые, а другие бедные". — Никакое серьезное обсуждение политических бедствий, постигших Соединенные Штаты, не может игнорировать эти экономические тенденции, которые поразили американский средний класс и способствовали гневу и разочарованию среди некоторых избирателей, которые обратились к Трампу".

Хорошая новость для американцев состоит в том, что Байден понимает, откуда растут ноги у проблем, охвативших его страну. Еще весной он писал в Foreign Affairs о том, что даже "наша торговая политика должна начинаться дома, с укрепления нашего главного актива — нашего среднего класса — и обеспечения того, чтобы каждый мог разделить успех страны, независимо от расы, пола, почтового индекса, религии, сексуальной ориентации или инвалидности".

Отсюда необходимость больших инвестиций не только в инфраструктуру, но и в образование.

"Мы должны дать каждому ученику навыки, необходимые для получения хорошей работы в XXI веке; убедиться, что каждый американец имеет доступ к качественной и доступной медицинской помощи; повысить минимальную заработную плату до 15 долларов в час; и возглавить революцию чистой экономики, чтобы создать десять миллионов новых хороших рабочих мест, включая профсоюзы, в Соединенных Штатах".

В сущности, Байден если уж и не цитирует напрямую положения "теории справедливости" американского философа Джона Ролза, то очень близко к ним подходит там, где это касается принципа "честного равенства возможностей". Стоит ли от него ожидать реализации заявленных программ? На это можно ответить лишь, что если свои обещания он не выполнит, тогда в 2024 году вполне возможен реванш какого-нибудь модернизированного Трампа 2.0.

Кроме личной неудачи Байдена на пути воплощения в жизнь его задумок (или недостаточных с его стороны энергии и желания), здесь сыграют свою роль два фактора: 1) республиканцы по-прежнему обладают значительной политической силой и 2) они наверняка подыщут кандидатуру, которая окажется более талантливой, компетентной и эффективной, чем Трамп, в деле авторитарного управления государством.

Как выразилась Зейнеп Туфекчи, социолог, доцент Университета Северной Каролины, это будет человек "без пальцев Трампа, жадных до Twitter и своих отелей", "со склонностью к управлению, а не к гольфу", "тот, чья жена смотрит на него с обожанием, вместо того, чтобы слишком часто хлопать его по руке на публике" — наконец, просто "сильный человек, разрушающий нормы, который может создать прочное большинство и сохранить единство своей коалиции, чтобы выиграть больше выборов". Победить такого силача будет куда труднее, чем Трампа.

Прогресс или откат – вот что будет стоять на кону в течение всего четырехлетнего правления Джо Байдена. Даже те, кто смотрит на него с надеждой, не говорят о нем как об идеальном президенте. Как поэтически выразились в The New York Times, речь идет лишь о том, чтобы побудить Америку "принять своих лучших ангелов". Или как выразился сам Байден в первой речи в качестве избранного президента – о том, "чтобы восстановить душу Америки".

В мире: лидерство через дипломатию

Бен Родс, автор книги "Мемуары о Белом доме при Обаме", накануне выборов указывал на опасную пропасть между ожиданиями тех, кто готов проголосовать за Байдена, и "инстинктами" представителей внешнеполитического истеблишмента, которые будут требовать возвращения в Соединенных Штатов в ранг глобального гегемона. По его мнению, если Байден прислушается к своим избирателям, то он должен будет прекратить перманентную войну США по всему миру.

В первую очередь, действуя в рамках этой логики, ему следует отменить разрешение на применение военной силы 2001 года. Далее, прекратить поддерживать то, что творит Саудовская Аравия в Йемене.

"Вместо того, чтобы придавать вид мирного процесса аннексии палестинской земли премьер-министром Биньямином Нетаньяху, Соединенные Штаты должны публично изложить свою позицию по вопросам окончательного статуса двух государств и поддержать их на международном уровне и в любых будущих усилиях по достижению мира", — пишет Родс.

Иными словами, во внешнюю политику Америка при Байдене должна привнести мораль в той же мере, в какой она должна следовать ей в любом из своих штатов, чтобы добиться изменений.

"Американцы должны понять, что больше не может быть никакого противоречия между тем, что страна делает дома, и тем, что страна делает за границей, — пишет Родс. — Возможно, ничто не демонстрирует эту необходимость более ясно, чем тот факт, что некоторые из тех же американцев, призывающих к санкциям против Китая для подавления мирных протестов в Гонконге, также призывали военных подавить мирные протесты в Вашингтоне. Администрация Байдена не может потакать этой форме лицемерия. Изменяя глобальное лидерство США, президент Байден должен сделать внутренние действия отправной точкой своей внешней политики".

Пока что в точности невозможно, насколько Байден прислушается к подобным советам. Скорее всего, тут будет наблюдаться избирательность в действиях, точно также, как она наблюдалась в заявлениях кандидата от Демпартии на протяжении избирательной кампании. Он, к примеру, готов был прекратить поддержку саудитов в Йемене, однако в отношении действий Нетаньяху высказывался так: "Нам необходимо сохранить нашу твердую приверженность безопасности Израиля". Вряд ли это может свидетельствовать о желании пересмотреть подходы Вашингтона в этом регионе.

Москва — главная угроза. Что такое "санкции из ада"

В том, что Байден предпочтет язык дипломатии, поскольку она, по его мнению, "должна быть первым инструментом американской мощи", сомнений нет. Но это отнюдь не означает, что он не готов к конфронтации. В первую очередь – с Россией и Китаем. Москва, по его мнению, главная угроза для безопасности США. И новый президент может показательно ее наказать, вплоть до введения в действие так называемых "санкций из ада" — пакета, который был разработан, но не принят, потому что против него выступала администрация Трампа.

Теперь этот законопроект, обнародование которого в свое время привело к обвалу рубля, может стать реальным ответом на вмешательство Кремля в американские выборы, а также на агрессию России в Украине и Сирии. Там есть все – от запрета на операции в США для российских госбанков до персональных санкций в отношении Путина и его окружения. И хотя сегодня Байден говорит, что первоочередные задачи для него – вернуть Соединенные Штаты в Парижское соглашение по климату и ВОЗ, публичная порка Москвы, похоже, не за горами. Еще и потому, что Россия, как и Китай, попадает под "великий трезубец" заявленных Байденом приоритетов: борьба с коррупцией, защита от авторитаризма и продвижение прав человека.

В отношении Москвы все это сплетается в такой тугой узел, что напоминает кулак, занесенный новым президентом и под его же пламенную речь: "Мы должны возложить на Россию реальную цену за нарушение международных норм и поддержать российское гражданское общество, которое снова и снова храбро сопротивлялось клептократической авторитарной системе президента Владимира Путина". Едва ли это было сказано для того, чтобы потом быть спущенным на тормозах.

Отношения США и Китая: обуздать Пекин

При этом Китай, казалось бы, сможет вздохнуть чуть свободнее. Он ведь уже не будет "врагом Америки №1". Но все, однако, не так просто. Байден готов ограничить импорт из Поднебесной и продолжить использование инструмента торговых пошлин, активно применявшегося Трампом. Несмотря на то, что Байден сам называл торговую войну, инициированную 45-м президентом, "самоубийственной".

Кроме того, Пекин ждут непростые времена гонки в области высоких технологий. "Китайцы тратят миллиарды долларов, пытаясь завладеть технологиями будущего", — говорит Байден. А США делают это в недостаточных объемах. Рост капитализации указанной сферы (а Байден обещает влить сюда $300 млрд) будет означать, помимо прочего, ужесточение борьбы против кражи технологий китайцами – то, о чем американские аналитики говорили еще на рубеже веков, когда Байден возглавлял сенатский комитет по международным отношениям, прилагая усилия по включению Китая в ВТО, а кибератаки еще не имели под ногами твердой почвы для размаха.

Какой самый эффективный обуздать Пекин? По мнению Байдена, нужно "создать единый фронт союзников и партнеров США для противодействия жестокому поведению Китая и нарушениям прав человека, даже если мы стремимся сотрудничать с Пекином по вопросам, в которых наши интересы совпадают, например, изменение климата, нераспространение ядерного оружия, а также глобальная безопасность в области здравоохранения".

Союзы при 46-м президенте США, таким образом, вступят в очередную эпоху возрождения и станут глобальной приметой времени. Причем самые разнообразные, а не только НАТО – альянс, который, по словам Байдена, выходит за рамки долларов и центов и приверженность которому у Соединенных Штатов "священна, а не транзакционна".

Конец политики изоляционизма

Это будет означать конец курса на изоляционизм, который так упрямо прокладывал Трамп.

О прагматизме такого подхода Байден в свое время сказал: "В течение 70 лет Соединенные Штаты при президентах-демократах и ​​республиканцах играли ведущую роль в написании правил, заключении соглашений и стимулировании институтов, которые регулируют отношения между странами и способствуют коллективной безопасности и процветанию — до Трампа. Если мы продолжим отказываться от этой ответственности, то произойдет одно из двух: либо кто-то другой займет место Соединенных Штатов, но не так, чтобы продвигать наши интересы и ценности, либо никто не сделает этого, и наступит хаос. В любом случае это плохо для Америки". 

А Джо Байден пришел для того, чтобы Америке было хорошо. Пусть даже она и не будет great again ("опять великой"), как этого хотел предыдущий парень из Белого дома, которого страна отправила на покой. 

Football news:

Jurgen Klopp: Liverpool will benefit from the Champions League, I hope. Let's go through Leipzig - we can become more confident
Laporta meets with Koeman and Barcelona players
Go pick cotton. Lille midfielder Renato Sanches was subjected to racist abuse in the French Cup match against Gazelek Ajaccio
Mestalla one on one with nature: without fans the stands at the Valencia stadium are overgrown with grass 🌿
Guardiola on the end of the series: Sometimes you need to lose to understand how difficult it is to win 21 times in a row
Manchester United surprised by the pressure. They also stopped Gundogan (sacrificing the density in the support area), but KDB could bring City back into the game
Real Madrid director Butragueno on Atletico player's hand: It's a penalty. We were again unlucky with referee Hernandez