Ukraine

Роман Прокофьев, CEO и сооснователь Jooble: Мы в Украине не только из-за социальной ответственности - работать здесь в нашем формате прибыльно

СМИ недавно оценили компанию Jooble в $110 млн, а также поместили ее на 10-ю позицию в числе самых дорогих украинских IT-компаний. #БизнесТелеграф решил узнать непосредственно у команды Jooble как они оценивают сами себя и украинский сектор IT в целом, что думают про "Дия.Сити". У Романа Прокофьева, CEO Jooble, мы узнали, как украинской компании удалось выйти на второе место в мире в своем сегменте, кого осталось обойти, чтобы занять первую позицию, а также про недостатки и преимущества Украины как бизнес-локации.

Однако это далеко не все темы, которые мы затронули. Дело в том, что Jooble работает в очень интересной сфере – онлайн-трудоустройство. Работа в наше время волнует всех. Это направление за год под карантином и на фоне всеобщей диджитализации демонстрирует просто революционные изменения. Мы обсудили тренды в Украине и мире, а также – вы только не пугайтесь – уничтожение мегаполисов посредством удаленки… Поверьте, будет интересно.

"Любая компания стоит ноль, пока ее не захотели купить"

– Расскажите кратко о своей компании и вашем продукте тем, кто еще не знаком с брендом Jooble.

– Мы – украинская компания, которая работает как в Украине, так и по всему миру – наш сервис доступен в 71 стране на 25 языках. Jooble был основан в 2006 году как дополнительный сервис для поиска сотрудников, но быстро вырос в самостоятельный бизнес. Сейчас у нас работает чуть более 500 сотрудников, а наш сервис занимает вторую строчку в мировом рейтинге агрегаторов вакансий с аудиторией более 100 млн посетителей в месяц.

Наш главный продукт – это поисковик вакансий. Мы – как Google для поиска работы. Сейчас существует очень много сайтов, где работодатели публикуют свои вакансии, а соискатели – свои резюме. Чтобы проверить все вакансии вам надо просмотреть десятки сайтов по трудоустройству только в Украине – на международном рынке их сотни и тысячи. Наш сервис состоит в том, что мы агрегируем все эти вакансии и предоставляем их пользователю на одном нашем сайте. Через Jooble пользователь получает доступ сразу ко всем вакансиям в стране и мире.

– "Forbes Украина" недавно делал рейтинг крупнейших стартапов с украинскими корнями. Вас оценили в 110 млн долларов. Эта цифра соответствует реальной капитализации вашей компании или это был просто комплимент от шеф-редактора "Forbes"?

– Как они нас оценивали – лучше спрашивать у Forbes. Я считаю, что любая компания стоит ноль, пока ее не захотели купить, а мы не продаемся. Это как оценивать три волоса – на голове это очень мало, а в супе – слишком много. Давать нам оценку – преждевременно. Могу только сказать, что если бы нам предложили продаться за такую сумму, то мы бы не согласились. 110 млн долларов – это слишком мало за №2 в мировом рейтинге.

– Вы украинская компания по духу или и формально тоже? Многие украинцы регистрируют свои компании за рубежом, хотя фактически работают в Украине.

– Мы зарегистрированы в Украине, но есть представительства и в европейских юрисдикциях. Наш центральный офис находится в Киеве. Мы всегда подчеркиваем, что мы именно украинская компания, во всех смыслах – мы тут работаем, тут живем.

Но внешняя юрисдикция в такой сфере нужна, потому что мы работаем, как я уже говорил, в 71 стране мира и большинство наших клиентов – за пределами Украины. Работая на глобальном рынке, без представительств в других государствах и без найма сотрудников за рубежом не обойтись. Без этого невозможно масштабировать IT-бизнес.

Кстати, мы в своей работе не привязываемся жестко к офисам, делая ставку на удаленку. Мы работали удаленно еще когда это не было мейнстримом, задолго до карантина. У нас есть сотрудники из Германии, Беларуси, из стран Латинской Америки – люди работают даже там, где нет наших офисов. Но, повторюсь, наш центральный офис находится в Украине и большинство наших сотрудников украинцы. Мы любим свою страну.

– Часто можно услышать, что в Украине вести технологический бизнес невозможно – надо обязательно переезжать за рубеж. Но вы, сохраняя свою привязку к Украине, продолжаете расти и развиваться глобально. По вашему опыту, какие преимущества есть у Украины как у локации для запуска инновационного бизнеса?

– В Украине есть возможность работать с лучшими талантами. Особенно, если активно применять удаленную работу и привлечение сотрудников из регионов. Удаленка размывает границы и выводит компанию на другой уровень.

У каждой компании есть такое проклятие: ты вынужден бороться с конкурентами, с которыми делишь общую "территорию" – местный рынок труда. Например, если мы ищем менеджера по продажам в офис в Киеве, то мы вынуждены конкурировать со всеми киевскими компаниями. Высокий спрос и конкуренция между работодателями в одном городе задирают вверх уровень зарплат.

При этом мы можем найти человека в другом регионе, который будет выполнять те же функции и с той же квалификацией, но за разумные деньги – для его региона это будет очень достойная зарплата. Также можно выйти за пределы Украины и искать сотрудников по всему миру.

Такой подход позволяет нам эффективно работать в нашей стране, потому что у нас много квалифицированных кадров, в первую очередь в регионах, которые крупный бизнес незаслуженно игнорирует, себе в убыток. На мировом уровне это сейчас главное конкурентное преимущество Украины. А наш сервис помогает таких сотрудников найти.

– То есть главное преимущество нашей страны — это наши люди. А что сдерживает развитие бизнеса в Украине, какие есть риски или системные проблемы?

– Мы сталкивались с проблемами и рисками в той же мере, что и остальные украинские компании с местной регистрацией. Это проблемы с соблюдением законов и прав, недостаточная защита интеллектуальной собственности. Мы бы хотели нормальный современный трудовой кодекс, а не подправленный КЗоТ 60-х годов, который совершенно не отражает реальное состояние рынка труда.

Пока эти проблемы не решат, никакой зарубежный инвестор в украинскую юрисдикцию не придет. Украинская юрисдикция на международном рынке капитала – это не просто риск, это – крест на компании. Добавлю, что законодательство само по себе в Украине неплохое. В той части, которое регулирует бизнес. Но соблюдение законов очень сильно страдает, что отталкивает инвесторов.

Но это актуально в первую очередь для тех, кто привлекает зарубежные инвестиции, а мы работаем за собственный капитал. Нам достаточно иметь несколько зарубежных представительств для взаимодействия с зарубежными клиентами, чтобы обойти эту проблему с местной юрисдикцией, сохраняя главный офис и штат в Украине.

– Но вы, как компания, из Украины пока переезжать не планируете?

– Я настроен оптимистично в отношении Украины и буду делать свой посильный вклад в ее развитие, буду создавать тут рабочие места с достойной оплатой. Мы как компания пытаемся создать свое комьюнити с высокими стандартами жизни, медицинской страховкой сотрудников и прочим. Но мы тут работаем не только из-за социальной ответственности перед Родиной – работать в нашем формате в Украине прибыльно.

Наш бизнес глобальный, он почти полностью онлайн. Мы могли бы эффективно функционировать в любой другой стране мира – переезд можно организовать за неделю, это нетрудно. Но я очень люблю Украину. Я выбрал это место для себя и для своей семьи. Это моя страна и я буду работать над тем, чтобы она стала лучше.

– У нас власти тоже заявляют о попытках изменить ситуацию к лучшему – через ту же "Дия.Сити", закон о которой как раз был только что принят. Но эта инициатива вызывает много споров и опасений у отрасли. Каково ваше отношение к этим инициативам – "Дия.Сити" это благо или угроза для отрасли?

– Я знаю о недовольстве в IT-сообществе, но у меня другое мнение. Я эту инициативу оцениваю положительно. Авторы реформы предлагают легальный статус IT-компаниям и сотрудникам, оформленным через ФЛП. Государство фактически признает действующую модель, легализует их через так называемые "geek-контракты", которые позволят легально обходить наш устаревший неполноценный КЗОТ.

Я понимаю, что стоит за этими нововведениями. Понимаю также, что в Украине главный риск – это не сам закон, а его исполнение. Но для меня радость то, что его приняли. Потому что наши IT-специалисты смогут, наконец, легально работать удаленно на любую международную компанию, а бизнес сможет активнее работать на внешних рынках без серых схем трудоустройства, которые отпугивают инвесторов. Нам рано или поздно придется пройти через это.

– Получается, вы поддерживаете "Дия.Сити", потому что он легализует удаленную работу для наших айтишников на зарубежные компании. Чем больше таких соискателей будет в Украине и чем активнее будет местный онлайн-рынок трудоустройства, тем больше ваша компания сможет заработать. Иначе говоря, этот проект вам как компании выгоден. Верно я все понимаю?

– Да, все так. Мы ожидаем, что легализация ФЛП в Украине будет способствовать массовому появлению зарубежных R&D-центров, привлечет на наш рынок зарубежные компании. После первоначального шока, рынок покажет рост. Если, конечно, не будет злоупотреблений госструктур и все цели будут реализованы так, как заявлено. Легальная и прозрачная инфраструктура – это несомненный позитив.

"Мы много чего хотим, ко многому присматриваемся. Но нам не хватает людей"

– Кстати, продолжая тему инвестиций – у вас еще стартап или уже цельная компания? Если предположить, что любой стартап убыточен и живет на средства инвесторов, а устоявшаяся компания сама себя окупает из полученной прибыли.

– По этой логике мы уже компания. Мы никогда не привлекали внешние инвестиции. Мы живем на свои деньги. Развитие мы полностью финансируем со своих доходов. Первоначальные инвестиции были свои и они давно окупились.

– А как возникла ваша компания, кто придумал название, каким был упомянутый стартовый капитал? Расскажите о рождении Jooble.

– Мы уже старенькие динозавры по меркам украинского IT. Работаем с 2006 года. Изначально я не планировал делать из этого самостоятельный бизнес. Просто у меня была еще одна компания и мне постоянно приходилось искать сотрудников. Я тратил много времени на мониторинг огромного количества неудобных сайтов. Мне это надоело.

Тогда же ко мне пришел партнер с предложением сделать агрегатор новостей – в то время это было популярно. Я ему сказал, что новости читаю мало, а вот резюме читаю слишком часто – лучше сделать агрегатор баз резюме, а не новостей. Потому что все эти странные неудобные сайты по трудоустройству – это просто кошмар.

Мы делали это для обеспечения собственных потребностей, как вспомогательный сервис. Тогда даже не задумывались о том, чтобы сделать на этом отдельный бизнес. Но шаг за шагом мы развивали сервис. Вскоре увидели, что за этим кроется большая история и перспективы. Так мы и пришли к современному положению дел.

Что касается названия, то мы хотели сразу подчеркнуть свою суть – что мы прежде всего поисковик. Потому пытались дать отсылку на Google. Первой версией названия был Joogle. Тогда все права на это название и домены были свободны. Но за пару дней до релиза первой версии сервиса наша подруга предложила название Jooble, чтобы обыграть слово "Job", что значит "работа". Мы согласились, это действительно круто. Как отсылку мы оставили только две "о" посредине.

Стартовый капитал у нас был 50 тысяч долларов США. Но сегодня это нерелевантно рынку от слова совсем. Технологически аналогичный продукт – агрегатор – будет стоить 500 тысяч долларов первоначальных инвестиций. Но главная статья расходов по нашему опыту – это маркетинг и реклама для продвижения в высококонкурентной сфере. Это миллионы долларов, даже десятки миллионов.

На самом деле это все очень индивидуально и многое зависит от бизнес-модели компании. Можно попытаться "на коленке" создать какой-то недорогой, но жизнеспособный продукт, хотя и очень сложно.

– Планируете развивать какие-нибудь смежные направления, такие как онлайн-образование или собственное медиа для продвижения бренда работодателей и соискателей?

– Мы много чего хотим, ко многому присматриваемся. Но нам не хватает людей. Если кто-то из ваших читателей может предложить нам конкретные проекты, то мы с удовольствием рассмотрим все идеи. Ресурсы у нас есть.

Тем же онлайн-образованием мы очень интересуемся, потому что многим работодателям интересна идея повышения квалификации сотрудников. Как и самим соискателям, чтобы претендовать на более высокую оплату. Но тут нужен кто-то, кто сможет полностью организовать это направление, с опытом в сфере онлайн-образования, а у нас таких менеджеров пока нет.

"У нас в стране на найм сотрудника тратят в среднем 350 грн"

– Какой основной источник монетизации вашего сервиса?

– У нас все услуги для соискателя бесплатны. Тот, кто ищет работу, не должен ничего платить. Мы продаем аудиторию сайтам по трудоустройству, продаем медийную рекламу (а наш сайт входит в топ-1000 самых посещаемых сайтов мира) и сейчас вводим модель, при которой работодатель платит за результат. Такая система оплаты за кандидата, а не за публикацию, уже давно применяется в развитых странах, и мы пытаемся ее внедрять в Украине.

– Какие рынки для вас наиболее прибыльные?

– Для нас наиболее прибыльны те страны, где больше всего денег. Это США, Германия, Франция, Великобритания, Канада. Мы пока осваиваем страны Запада, но присматриваемся к Востоку – рынок Японии богатый и интересный, но со своей спецификой. Китай, как отдельную вселенную, я просто вынесу за скобки.

Индия большая, но пока еще бедная – ее оставляем на будущее. Есть еще Южная Корея, Индонезия и другие страны поменьше. Мы их тоже оставляем на будущее. Просто потому, что основные капиталы сосредоточены на Западе – половина всего мирового рынка онлайн-трудоустройства приходится на США.

Диспропорция между рынками просто сумасшедшая. Украина от США очень далеко – мы занимаем менее 1% мирового рынка. Весь наш рынок онлайн-трудоустройства сейчас – это где-то 30 млн долларов. Рынок США оценивается примерно в 10 млрд долларов.

– Но наш рынок хотя бы растет? Есть позитивные тенденции?

– Да, он растет, но в этой сфере все очень зависит от общей динамики экономики, а у нас она не радует. Но потенциал роста у нас очень большой из-за отложенного спроса. Пока украинские работодатели очень мало вкладывают в поиск сотрудников. Стоимость найма нового сотрудника в сравнении с развитыми странами просто несопоставима.

Для примера давайте возьмем Германию. Публикация одной вакансии в Германии стоит 1200 евро. Это только публикация – не факт, что по ней кто-то к вам в компанию придет. У нас в стране на найм сотрудника тратят в среднем 350 грн. Это около 10 евро. Разницу вы видите. Примерно такая же разница между экономикой Украины и Германии.

– Какие профессии у нас в стране наиболее востребованы и совпадает ли это с глобальными трендами?

– В развитых странах идет тренд на так называемые "geek-профессии". В США, например, они составляют уже 34% от общего числа вакансий. Это люди, которые заняты в инновационных сферах и могут работать удаленно.

Процент "синих воротничков" (blue-collar worker, рабочие профессии, – Ред.) там стремительно сокращается, потому что их постепенно заменяют алгоритмы и автоматизация. Для развитых стран уже норма, когда несколько операторов управляют складами площадью в 10 тыс. кв. м. У нас пока такого нет, потому что в Украине люди стоят дешевле роботов. У нас большинство вакансий – это как раз профессии, где надо работать руками, постоянно присутствовать на рабочем месте.

– Как коронавирус и карантин повлиял на рынок труда?

– На украинский рынок труда он повлиял плохо. Особенно в марте-апреле 2020 года, когда был локдаун. Кризис отразился абсолютно на всех странах, но глубина падения была разной. Многое зависело от объемов экономики – чем крупнее экономика, тем заметнее был обвал.

Например, в Италии количество вакансий в кризис сократилось в 4-5 раз и до сих пор у них проблемы. А вот наша страна довольно быстро адаптировалась. Уже с июня 2020 года пошел тренд на восстановление и за год вышел на докризисные показатели. Могу сказать, что сейчас рынок восстановился, люди и бизнес привыкли к новым условиям.

Из актуальных трендов – все больше украинских работодателей предлагают удаленную работу. Но люди пока еще не до конца осознали, насколько сильно удаленка изменит общество и всю нашу жизнь. Как это изменит весь мир.

– У вас очень глобальные прогнозы…

– Удаленка – это приговор мегаполисам. Скоро мы увидим насколько сильно этот тренд изменит демографию всей планеты.

До этого миром "правили" мегаполисы, крупные города, куда миллионы соискателей стремились за лучшей жизнью и хорошей работой. Теперь же все иначе – зачем ехать, условно, в Лондон, если ты можешь получать лондонскую зарплату живя на периферии и работая там удаленно? Сейчас люди стремятся на природу, в спокойные поселки и небольшие городки с хорошей экологией. Рынок труда очень четко показывает все эти тенденции.

Коронавирус стал акселератором для удаленной работы, которая и до него была трендом. Сомневаюсь, что мир откатит ситуацию назад и все опять вернутся в офисы. Скорее будет некая гибридная модель, совмещающая онлайн и офлайн. Тот бизнес, который освоит этот новый формат раньше остальных, получит конкурентное преимущество в мире. Хотя в Украине развитию мешает тот же устаревший КЗОТ.

"Похожих компаний в мире десятки, но у нас серьезное технологическое преимущество"

– Какова сейчас конкуренция в вашем сегменте?

– Похожих компаний в мире десятки, в том числе и глобальных. Но у нас серьезное технологическое преимущество над большинством конкурентов. У нас более продвинутый механизм "краулера" ‒ программы, которая умеет быстро собирать большие объемы данных. Мы почти мгновенно можем индексировать сотни тысяч сайтов по трудоустройству по всему миру. В то же время наши конкуренты способны индексировать только до десяти тысяч.

Также мы не стоим на месте, наш продукт развивается. Мы внедряем Machine Learning и другие актуальные технологии. Причем мы внедряем Data Science с 2013 года, когда в Украине и мире многие еще даже слов таких не знали.

Мы тогда специально приглашали специалистов из других стран, чтобы они в Украине развивали такие компетенции у наших сотрудников. По этим технологиям у нас серьезный отрыв от конкурентов. В сфере онлайн-трудоустройства мы сейчас №2 в мире.

– А кто первый номер – кого вам осталось обойти, чтобы взойти на вершину рейтинга?

– Это американская компания Indeed. Они старше нас на два года и очень сильно профондированы. У них сейчас около 500 млн визитов в месяц, а у нас пока около 100 млн ежемесячно. У компании на третьей строчке рейтинга примерно 60 млн в месяц, а у всех остальных ‒ ниже 40 млн. Если суммировать показатели 3, 4 и 5 компании в рейтинге, то они приблизятся к нашим. Первый конкурент очень силен, но мы сокращаем отставание, потому что сильнее технологически.

Наши конкуренты представлены компаниями из США, Италии, Канады, Австралии, Великобритании. В рейтинге нет не только компаний из постсоветских стран, но даже из Восточной Европы. Мы как раз начинали с местных развивающихся рынков, где ниже конкуренция. Развитые страны начинаем "атаковать" только сейчас.

Кстати, мы осознали, что зря боялись конкуренции на развитых рынках – мы серьезно превосходим всех конкурентов. Эта потеря времени была нашей ошибкой. За последние годы мы растем ежегодно в 3-4 раза на самых конкурентных и богатых рынках, таких как США, Германия, Великобритания. Теперь конкуренты боятся нас.

– Если бы вы могли вернуться в 2020 год – еще до коронавируса, то какой совет дали бы самому себе? Что бы вы изменили в своей компании или в бизнес-процессах?

– Мы тогда быстро адаптировались к новой реальности, потому что подготовились заранее. Для нашей компании это был тоже сложный период, но благодаря удаленному формату работы и экономному подходу к собственным средствам мы прошли его без потерь, никого не уволили. Просто приостановили расширение офисов.

"Кадровый мораторий" у нас продлился всего 1,5 месяца. Мы начали нанимать новых сотрудников сначала понемногу, очень экономно, но вскоре вернулись к докризисным темпам. В начале 2020 года у нас было 380 человек в штате, а сейчас более 500. На мой взгляд, мы в кризис все делали правильно. Я бы себе посоветовал продолжать в том же духе.

Football news:

Ronaldo, please, can you stop? It would make my day off. Cristiano was photographed with a boy at the entrance to the Manchester United base
Savich about the referee in the game with Athletic: It's not normal to show 15 cards for every word. Felix had no intention of touching anyone
Tim Sherwood: It will be difficult for Werner at Chelsea. He must show Tuchel that he has more than just good press
Klattenburg on Klopp: He does not know how to lose. When things went wrong, he began to get annoyed
Guardiola on the City fans after 0:0: I feel guilty at a bad game. I will be grateful even if 85 people come
Arteta about the series Ted Lasso: It gives a different perspective - you can look at things from different sides
Marca dashes evaluated the game of Suarez and Felix in the match with Athletic