Ukraine

Полюби меня такой, какая я есть. Почему украинцы — государственники только на словах

Есть в украинской этнопсихологии одно интересное противоречие. С одной стороны, если посмотреть на официозную идеологическую рамку, на мейнстрим, транслируемый с трибун, с университетских кафедр, с экранов ТВ и тд — то украинец выглядит, как несомненный государственник. 

Буквально весь нарратив вертится вокруг Державы — непременно, с большой буквы. Держава у нас — понад усе, что бы там не говорили гнилые либералы про человека, как высшую ценность.

Все мы знаем, что державнiсть — це споконвiчна мрiя багатьох поколiнь українцiв. В экстремальной форме это все выражнно в известном тезисе из декалога ОУН: "Здобудеш українську Державу, або загинеш в боротьбі за неї". 

И, во всяком случае, в определенный исторический промежуток времени желающих загинути в боротьбі за державу находилось немало. Позже многие из них пополнят собой патриотический иконостас уже во время новейшей независимости страны.

С другой стороны, если спуститься этажом ниже и присмотреться, выглядит так, что украинец — государственник лишь в теории. В патетических речах к праздникам. После которых, слушатели, прослезившись, хором поют гимн.

Как только речь заходит не об абстрактом государстве из агиток или торжественных речей, а о конкретном, существующем здесь и сейчас государстве, как наборе работающих институтов и олицетворяющих их конкретных людей, выясняется, что, по мнению большинства тех же самых украинцев, минутой раньше бывших большими государственниками, это реальное государство какое то не такое. 

Ненастоящее. Несправжнє. 

У обывателя такое отношение носит смутный характер, стихийно отторгающий принятие конкретного налогового или пожарного инспектора или главы РГА или министра или полицейского, а более продвинутая и сидящая в зомбоящике идеологическая публика ставит вопрос ребром: вплоть до постановки диагноза о "режиме внутренней оккупации", например. О чем очень любят поговорить наши радикальные националисты.

То есть, вроде как и віковічна мрія. Вроде бы, как пела когда то в начале 90-х Вика Врадий: "Я також вже маю державу і вільно живу, і щасливо". А с другой стороны — якось воно так, але трішечки не так. 

И чиновники в представлении большинства населения — "враги народа" и "менты-собаки" и судей — "на мыло". А президент и депутаты — не хочется даже приводить весь перечень посвященных этим государственным институтам и олицетворяющим их персоналиям нелицеприятных эпитетов. 

Между тем, все перечисленное — и суд и полиция, и парламент, и президент и бюрократия — это становой хребет любой государственности. То, на чем она, собственно говоря, держится. Не случайно, во многих странах принимаются законы об ответственности за оскорбление статуса президента, судей и надругательство над государственными символами. 

У нас же в отношении к реальному государству господствует смесь анархизма и нигилизма. Когда, вместо уважения к закону и процедуре "на майдані коло церкви революція гуде". Впрочем, необязательно даже на майдане. Гудит она непосредственно в головах значительной части соотечественников. 

И проявляется это во множестве деталей. Кто-то, как на базаре, выбирает, какому закону подчиняться, а какому- нет. Мол, диктаторский это закон, неправильный и нелегитимный. Пока не будет устраивающего лично меня закона, никаких соблюдать не буду. 

А кто-то, вообще, руководствуется, как жизненным девизом, припевом к известной песне из девяностых: "Поворую, перестану, жду — вот-вот богатым стану. И тогда начну опять, я законы соблюдать".

Кто-то борется с Конституционным судом, наплевав на то, что по Конституции это, вообще то, высший орган конституционной юрисдикции, решения которого нужно не обсуждать, а выполнять. Даже если они лично тебе кажутся сомнительными, а сами судьи — личностями, неприятными во всех отношениях. 

Кто-то ни в грош не ставит парламент: мол, депутаты — продажные кнопкодавы. Ну да, продажные. Но, ведь, других депутатов у нас для вас нет. Надо работать с теми, которые есть, методичным общественным давлением приводя их в чувство и в норму. 

Эка ты загнул, скажут иные читатели. Это же долго, нудно и неинтересно. То ли дело собрались все вместе, и снесли до основания ненавистный ( нужную аббревиатуру государственного института подставить).

И, вот уже мы слышим, как снова начинаются разговоры на тему "А не пора бы нам, братцы, устроить очередной майдан?". Бо, жизнь стала нестерпимой пуще прежнего. А, никаких других способов ее покращення вже сьогодні, кроме очередного майдана, у нас, увы, так и не придумали.

В этом месте, по канону такого рода рассуждений, полагается посетовать на якобы присущее украинцам генетическое, как писал Вячеслав Липинский, "руїнництво", то есть, желание получить все и сразу, включая эффективно работающие в интересах граждан госинституты. Или, как говорил еще один светоч державности начала прошлого века Владимир Винниченко: "Нам потрібна Україна або соціалістична, або ніяка". 

Безусловно, стереотипизация способна ухватывать некие бросающиеся в глаза внешние признаки. Как говорят остряки, когда немцы начинают петь о любви, получается хороший военный марш. Но, хотя в любой шутке есть доля правды, разумеется, все не так просто и однозначно. 

Да и, не верю я ни в какую генетику, подчиняющуюся идеологии. На самом деле, оперируя упрощенными идеологическими штампами, до истины не добраться. И оттолкнуться от таких штампов при выстраивании какой то работающей, эффективной модели практической политики тоже невозможно.

Кажется, причина того, о чем мы сейчас говорим, проще. Слишком короток век у новейшей версии украинского государства. И украинцы еще не привыкли к доставшемуся им в 1991 году государству. Не "разносили" его, как следует, подобно тому, как нога, разнашивая новые туфли, привыкает к ним. 

А еще крепок соблазн купить готовый чужой образец, и пересадив его на родную почву, ждать, что вот оно, счастье, уже вот-вот, на подходе. 

Кивая, то и дело, на внешне привлекательные и кажущиеся эффективными, государственные модели, как на образец, у нас забывают о главном. Все эти примеры — с чужого плеча. Они не выстраданы и не апробированы конкретным опытом применения здесь, на этой земле, в этих условиях. 

Эффективное государство нельзя построить по методичке, как бизнес-франшизу или адаптацию купленного у иностранцев формата телешоу. Так или иначе, это результат длительной и болезненной притирки и согласования местных интересов. И отражает сложившийся на сейчас баланс этих интересов. 

Есть также подкрепляемое множеством реальных примеров из жизни мнение, что реальное украинское государство не за что уважать. И правда, посмотрите на судью Тупицкого. Или, на недавно уволенного за нетрезвое вождение замминистра. Или на бывших комиков, в одночасье и без должной подготовки становящихся губернаторами. 

Какая может быть сакральность у судьи, наколядовавшего миллион "зелени"? Или у прокурора, торгующего уголовными делами. Или у налоговика, кошмарящего бизнес?

Все это так. И недоверие "маленького украинца" к государству вполне оправданно во многих случаях. И, тем не менее, упомянутая совокупность всех перечисленных, и оставшихся за кадром персонально кому-то несимпатичных людей — это и есть наше с вами государство. 

То самое, прошу заметить, за которое отдали жизни несколько поколений украинцев. Потому что идеального государства не бывает. Как и идеальной войны, в которой, как в компьютерной стратегии, все чистенько и зрелищно, а не пот, кровь, грязь и убитые на поле боя. 

А, вот, справедливость известной истины, что отказывающиеся кормить свою армию, рано или поздно начинают кормить чужую — проверена на практике. И то же самое справедливо не только для армии. но и для полиции и для налоговой и для судов, и для парламента с президентом. И, как бы в погоне за призрачным идеальным, не потерять несовершенное, угловатое и кособокое, но зато — свое.

Если мы сами не начнем уважать свое государство, никто другой за нас этого не сделает. И если топтаться по его авторитету, как слон в посудной лавке, доламывая, во имя текущей революционной целесообразности, еще, по недоразумению, недоломанные и худо-бедно работающие институты, добра не ждать.

Football news:

Manchester United and Leeds are Interested in 30-year-old defender Torino Nkulu
The only time he got mad at me was when I put the kettle whistle on the tailpipe of his car. English coach Glen Roeder has died
Mark Clattenburg: I am amazed that Manchester United were not allowed to kick a penalty for an obvious play by the hand of Hudson-Odoi. How not appointed after VAR-a mystery
Lucas Vazquez asks to increase his salary by 15%, Real Madrid wants to reduce it by 10%
Arteta can lead Barcelona. He is Laporte's candidate
Ismailov asked Nurmagomedov to support Anzhi. Habib replied
Boyarintsev about the time in Nosta: The metallurgical plant was puffing at the top of its lungs. The sediment on the field fell out, sometimes