Ukraine

Пискун: Я лично помогал Джулиани собирать материалы для его фильма

banner banner banner banner

Большое интервью Святослава Пискуна

Пискун: Я лично помогал Джулиани собирать материалы для его фильма

112.ua

Большое интервью Святослава Пискуна

- Приветствую вас. Как мы вас сегодня представим в титрах по случаю Дня Независимости?

Пискун: Можно написать: многократный Генеральный прокурор, депутат V-VI созыва, Председатель Союза юристов Украины и советник Генерального прокурора.

- Последнее ваше назначение – внештатный советник Генерального прокурора Украины. Вы видели, какой шум поднялся по поводу того, что, мол, Пискун возвращается на Резницкую.

- Так-так. Потому что они знают, что я обязательно буду советовать Генеральному прокурору, если она будет прислушиваться, проводить проверки использования американских средств, которые были выделены Украине для развития демократии. И куда они делись, а средства немалые. Только за последние 10-15 лет Украине выделили более 5,5 млрд долл., денег налогоплательщиков США. И они были выделены на установление правосудия, борьбу с коррупцией, они были направлены в Украину, в общественные организации, которые должны были обеспечить развитие демократии в стране. Мы за 10 лет явно увидели развитие демократии, верховенство права, борьбу с коррупцией? Конечно, нет.

- Это была имитация?

- Да, у нас всегда многое имитируют. Поэтому я думаю, что пора уже отчитаться о том, куда делись деньги. Надо обязательно спросить у тех людей, которые считали себя знатоками украинской жизни, советовали, консультировали, представителей американского посольства и консульства, которые давали советы Украине. Эти советы привели к тому, что в Украине сегодня происходит стагнация экономики, что сегодня нет надлежащего образования, нет здравоохранения, не работает промышленность. А это результат работы этих людей. Конечно, они заволновались, потому что они в курсе, что Святослав Михайлович много знает. И знает, где искать. Я уже пытался это сделать, и постепенно мои коллеги уже собирали некоторые материалы. Я лично помогал г-ну Джулиани собирать материалы для его фильма. Мне кажется, что мы найдем консенсус с американскими властями, и неважно, это демократы или республиканцы, – речь идет о потере американских денег. И любая американская власть будет их защищать.  

- Вы перечислили недостатки, с которыми мы сейчас сталкиваемся. А как в таких условиях мы все-таки дотянули до 29-й годовщины Независимости?

- Украинцы - очень трудолюбивые люди, умные, спокойные. Дотянули. Но мы пережили две революции, и каждый раз от революции до революции, на мой взгляд, становится все хуже и хуже. Хотя что касается Оранжевой революции, то она еще имела позитивные последствия, потому что стало больше украинского в Украине. А после 2014 года к власти пришли люди, которые сегодня обо мне пишут всякие глупости, - они были при власти те шесть лет, когда Порошенко на протяжении пяти лет был президентом Украины. И именно они льют на меня грязь, потому что я защитил прокуратуру в ее действиях по расследованию целого ряда уголовных дел. Я открыто сказал: народ Украины должен знать правду. А для того, чтобы он узнал правду, не мешайте работать следственным органам.  Конечно, это их смутило, и сейчас они волнуются. "Собака лает – караван идет" - пусть себе занимаются своими проблемами.

- Почему последний Майдан был кровавым, в отличие от Оранжевой революции?

- Такого противостояния людей, которое произошло в январе - феврале 2014 года, после войны в Украине еще не было. Противостояния идеологий, противостояния между силовыми структурами и гражданами. Как только появилось оружие у тех, кто стоял на Майдане, стало сразу понятно, что добром это не закончится. В первую очередь это стало понятно самому Януковичу. Узнав, что у майдановцев много оружия, он сразу пошел на переговоры, понимая, что в Украине может начаться гражданская война. У меня с Януковичем никогда не было нормальных отношений. И моя позиция отличалась от позиции фракции Регионов (в партии Регионов я никогда не состоял), в которой я был, потому что я ушел в оппозицию к Ющенко, который меня незаконно уволил. Я не раз голосовал не так, как вся фракция, и всегда говорил, с чем я не согласен. Иногда ко мне прислушивались.

Новости по теме

- И Янукович?

- Нет, у него было к кому прислушиваться. С такими, как я, он не разговаривал – он разговаривал с руководителями фракции.  Я думаю, что он понял, что будет кровь, поэтому и дал задний ход. Он начал встречаться с зарубежными послами, подписывать меморандумы, снял Азарова. А те, кто были на Майдане, поняли, что сила - у них, что за ними - большинство населения Украины, морально. Хотя в Майдане принимали участие 0,01%. Но их поддерживали люди, Киев. И это понятно, потому что люди не хотели узурпации власти. Украинцы не любят гетманства, и они очень часто с ним боролись. Украинцы больше любят Раду, вече - коллективный разум. Поэтому я тоже сторонник парламентской республики. Я считаю, что должен быть президент, у которого должны быть представительские функции, но решать в стране все должен исполнительный орган власти, который избирается Верховной Радой. А у нас немного проблема с этим – президент должен дотронуться до всего. И дороги он строит, и школы открывает. Это, может, и хорошо для имиджа президента, но это плохо для Кабмина, потому что это они выделяют деньги, руководят строителями, строят дороги. Такой дуализм власти всегда приводит к нестабильности в государстве. Лучше, чтобы власть была бы в одних демократических руках - либо у президента, либо у парламента. А с другой стороны, мы должны понимать, что мы живем в развивающейся стране, и не можем допустить, чтобы наша судьба зависела от воли одного человека. Конечно, нужно, чтобы человек был при власти с полномочиями, но они должны быть выписаны в соответствующем законе. И я одним из первых начал говорить, что следует принять закон о президенте. Порошенко поехал на Мальдивы, взял чужой паспорт, номера прикрытия – это все должно быть урегулировано законом о президенте. Какие подарки он имеет право получать, какие функции имеет первая леди, как должна отдыхать вместе с президентом его семья, когда его нет в стране, кто выполняет его обязанности. Мы живем в мире, где все изменяется за минуту, поэтому оставлять страну даже на пару часов без уполномоченного нельзя.  Поэтому я за то, чтобы был принят закон о президенте.

- Состоялся Майдан, Янукович сбежал, победила Революция достоинства и что дальше?

- Дальше началось то, что во всем мире называют правовым нигилизмом. Пришли к власти люди, которые совсем не собирались брать власть. Они хотели попугать Януковича, объявить выборы и на этом остановиться. А вдруг – они при власти. Готовы ли были эти люди руководить государством? Поверьте, что нет. Если взять, как лакмусовую бумажку, выборы в ВР 2014 года, то увидите, что в ВР пришли не юристы, которые должны были писать хорошие демократические законы для развития государства, а пришли воины. Они никогда не думали, что станут депутатами ВР только потому, что они хорошо стреляли. Но это не показатель для того, чтобы быть депутатом. Стрелять можно научиться за месяц, а вот юридическое образование надо получать годами. Во-вторых, они не были готовы к такой власти, потому что надо было разделить между собой то, что осталось после Януковича, – и они начали делить. Сначала они отобрали все, а потом начали делить между собой. Закон о люстрации, об амнистии, еще ряд законов – их же ничто не связывает с Конституцией Украины. Это были законы военного времени. А для чего мы выбирали президентом Порошенко - чтобы он позволил принимать законы военного времени? Мы постоянно с 2014 года воевали. Но принимали законы, которые нам не помогали воевать. Например, о люстрации, по которому специалистов, которые честно работали, только потому, что они дышали одним воздухом с Януковичем, поувольняли с работы. Он был начальником отдела, и ничего, что он все звания получил досрочно, когда Янукович еще в тюрьме сидел. Ничего, что он 25 дел направил в суд, и люди были осуждены. А ничего, что он 15 лет посвятил работе в органах следствия? За что его уволили? А вот так уволили 70%. И остались или те, кто приплатил, чтобы их не трогали, или бездари, которые вообще ничего не умели. Люди оценили работу Петра Алексеевича, его лозунги: "Зупинимо війну!", "Мир на Донбасі", "Ми непереможні", "Армія, мова, віра" - и сказали: это все не то. Никакого второго Порошенко не будет - 73% за Зеленского. Понравился Зеленский - замечательный фильм, замечательный человек. Прошел год – все люди Порошенко при должностях. В руководстве Офиса президента. Я спрашиваю у власти: почему вы игнорируете мнение людей? Люди сказали: мы не доверяем команде Порошенко. Это и есть люстрация – выборы, а не та фиктивная люстрация, которая была проголосована "солдатами" и "казаком" Гаврилюком. Люди сказали: не хотим, дайте нам другую команду. И Владимир Александрович сказал: будут новые лица. Вы сейчас спросите: а какое же ты, Пискун, новое лицо? А я отвечу: ну, если уж Михеил Николозович, почти половина Офиса президента - те, кто работали при Петре Алексеевиче, если в Кабмине почти все, кто уже были, то почему я не могу? Может, и я бы не мог, и не нужно было бы, если бы не мешали работать людям те, кто потерял власть. Они же мешают.

- Они же бьют себя в грудь и говорят, что они за Украину.

- А мы за кого? Они за Украину, где они при власти. А мы за Украину, где их нет во власти. Пусть живут в Украине, как все люди. Но пусть не мешают. И я удивляюсь Зеленскому и Офису президента, которые согласовывают на ключевые посты в государстве людей, которые четко ассоциируются обществом с прошлой властью. Той пятилетней властью, которая была почти ликвидирована мнением людей и голосованием. Они за год вернулись. В "ЕС" сегодня 16%, и пусть растут, я за то, чтобы они развивались. Значит, люди начали им доверять. А это потому, что эти плохо сделали – показали всем, что мы без них не можем. Какой выбор у людей? Снова брать вилы и идти на Майдан? Если власть говорит, что мы не можем работать, не взяв в советники главы Офиса президента человека, который пять лет выполнял специфические поручения бывшего президента. Ну, не можем работать без его советов главе Офиса. А люди все знают: кто дал генерала, за что, и говорят: надо было тогда сразу голосовать за Пороха. Есть вопрос, существует проблема, но не от того, что власть не хочет, а она не может набрать людей.

- Что значит, не может?

- Для того, чтобы набрать людей, их надо проверить, уговорить их работать.

- Назначение министров, например, как происходило? Прошел комитет ВР, который говорит: мы этого не возьмем. Не возьмете - мы его в.о. сделаем. Лишь бы был, потому что "без Грица вода не освятится".

- Один человек, приближенный к президенту Зеленскому, меня спросил: как вы думаете, почему они берут людей со стороны, людей Порошенко? У нас же есть много людей, которые могли бы сегодня грамотно работать во власти? Так чужих берут, потому что со своих нельзя денег взять. Он не заплатит за должность, потому что он ее заработал. А чужой будет платить, потому что он знает, что ему ничего не светит без денег.

- Что мешало провести реформу милиции еще раньше, во времена Ющенко или Кучмы?

- Я помню, как наши патриоты все время ругали Авакова, что он оставил в полиции на отдельных должностях людей, которые работали при Януковиче. Он не всех уволил. И начали высказывать недовольство министром: он нас не слушает, мы же такие грамотные советники, мы из Грузии, мы безсеребреники - а потом чемоданы с миллионами на границе. И эти безсребреники приехали нам давать советы, как реформировать милицию. Я – за реформы, но за те, которые приносят пользу. Реформа – это совершенствование. Что-то есть, а вы хотите сделать лучше. А наши грузинские патриоты не могли в совершенстве знать систему правоохранительных органов и отношений между правоохранительными органами в государстве Украина. Она специфична. Сколько украинцев сегодня пригласили грузины, литовцы, латыши, поляки, чехи, румыны реформировать их органы?  И это не потому, что мы тупые – у нас не самый худший народ, а потому, что каждая нация, каждый народ самостоятельно справляется со своими проблемами. Только больной, инвалид или дебил зовет чужого человека лечить его, ухаживать за ним. Зачем это, если в семье это все есть? Поэтому мы могли с этим справиться сами, и не хуже, чем было. Мне кажется, что это реформирование полиции только начинается, потому что только начинают расти кадры, которые оперативную работу начали понимать. А у кого им учиться? У зэка, который им рассказывает, как надо допрашивать зэка, потому что уже нет следователя? Эта реформа не закончена, только начинается, потому происходит рост преступности. Значит, надо либо увеличить количество правоохранительных органов и людей, работающих в этих органах, или изменить законодательство, ужесточив ответственность за совершение преступления и усилив роль руководителя правоохранительных органов. Другого пути нет. У нас же, не усиливая роль, не ужесточив ответственность, не изменив законодательство, взяли и ликвидировали прокуратуру – для начала. А у нас - рост преступности. Я бы на месте президента вызвал бы г-на Рябошапку и спросил: ты предлагаешь уволить всех прокуроров, провести аттестацию, у нас что, преступность уменьшилась? И Рябошапка бы сказал: нет, преступность выросла вдвое – 5 млн. уголовных производств в остатке. И продолжает расти: незавершенные, не направленные в суд, закрытые дела.  А каждое дело – это потерпевший. За державу защитить уже некому – у прокурора нет права.  Ни в одной стране такого нет. Мы экспериментируем, как дебилы, сами на себе - каждый день себе новый укол колем. Так можно и не дожить до радости выздоровления.

- Вы как юрист понимаете, что такое децентрализация в этих условиях?

- Так, ранее в суд ехали 200 км, а сейчас будут ехать 500 км. Обеспечила ли эта децентрализация доступность правосудия для человека? Нет. Сокращение судов, прокуратур, отделов полиции, больниц. А вы спросите у людей – возможно, они не хотят сокращений. Они хотят, чтобы у них в районе была хорошая полиция, потому что они хотят спать спокойно в непростые времена.  

- Что не так в законе об амнистии участников последнего Майдана?

- Амнистия - это всегда был гуманный акт государства относительно прощения человека, совершившего правонарушение. И все дела и материалы должны быть закрыты. Однако амнистия – это персональный акт в отношении каждого конкретного человека. То, что сделали, – сделали незаконно.  Амнистия за преступление кому – герою, инвалиду, ребенку? Но нужно открыть дело, провести расследование и применить амнистию – гуманный акт власти, которая прощает ему преступление. А колхозом амнистия не применяется. Вот что наделали депутаты-"солдаты". В Конгрессе США 60% юристов, а у нас в Раде - 3-5%, а мы же на них равняемся. Научное экспертное управление ВР пишет, что так нельзя, а ребята не читают. У них строгая дисциплина, и сегодня тоже – закон подали, не обращай внимание - иди и жми кнопку.

- По команде "прошу определяться" или "прошу голосовать".

- "Прошу голосовать" - это когда надо. И только кто-то где-то будет "дергаться", сразу начнут ставить вопрос о замене руководства парламента. Я не знаю, этого люди ждали или не этого.

- Однозначно люди не ждали, что кто-то в камуфляжной униформе придет и заберет урожай.

- Эта камуфляжная униформа уже начала немного пугать людей. Всегда закрытое лицо. Правда, сейчас ковид, и для киллеров лучше не придумаешь. Повезло киллерам в этом году – никого найти нельзя. Все в униформе, закрытые лица, наглость людей, которые себя считают единственными носителями украинской правды, национальной идеи – что они понимают в национальной идее? Национальная идея записана в Декларации о государственном суверенитете Украины. Там написано, что Украина - это суверенное государство, что люди все равны и имеют право на образование. Это и есть национальная идея – просто берите и выполняйте Декларацию, проголосованную на референдуме, и ничего не выдумывайте. Делайте жизнь людей лучше - это и будет национальная идея. А каждый раз придумывать "Мову, віру, армію" - не надо. Не надо двигать то, в чем люди сами разберутся. Не надо насиловать людей, указывать, в какую веру им идти, - люди сами разберутся. Как мама и отец их научили, так они и будут жить.

- Но, видимо, не разобрались, поэтому понадобился Томос.

- Томос был нужен не столько украинцам, как украинской власти для того, чтобы показать свою аутентичность, украинскость. Я в делах церкви плохо разбираюсь, но я знаю, что Эрдоган взял и выгнал из Софии православие. И активистов нет.

- Что мешает сделать все камеры в СИЗО платные, если все равны?

- Это же сейчас все родители поперлись в Минюст и просят "ребенку" выделить отдельную камеру. А "ребенок" – мажорчик, который сбил трех людей. Вы видели фотографии из Ужгородского СИЗО, что там происходит?  Водка, сигареты, консервы. Так мне сказали, что это еще детский сад – там все гораздо хуже. Думал, что Малюська покажет, что он не "малюська", но тишина.

Новости по теме

- Такая реформа.

-  Всего. Будет горе – люди это долго терпеть не будут - со временем все хуже, а реформ нет.  У некоторых будет тяжелая исповедь. Украина уже независимое государство в сознании людей. Превратить ее снова в какую-то колонию невозможно. Можно попробовать ограничить волю государства - МВФ, кредиты, правосудие, но следующая власть это все снова поломает.

- А строить когда?

- Нет времени строить.

- Несмотря на эпидемию коронавируса, сколько случаев захвата заложников, терактов. 

- Реакция правоохранительных органов немного преувеличена, но я за преувеличенную реакцию. Я за то, чтобы реагировали очень серьезно, даже на муляжи. Нет ничего дороже человеческой жизни. Но и нужно делать это профессионально. В Украине сегодня нет склонностей к терроризму. Идет война, есть сепаратисты, но внутри страны все таки более-менее сдерживается ситуация относительно террористических актов. В тех актах, как потом выяснилось, самое главное, что они не были политической направленности. Но они действовали как террористы.

- А эти акты не ослабят внимание граждан к тому, что когда придут волки, чтобы люди поверили, что это пришли волки. Потому что сейчас люди как-то недоверчиво на все это смотрят.

- И правы, потому что, например, зачем было бросать в пустой автобус бомбу? Могли же не все еще выйти. Я думаю, что выводы антитеррористическое руководство сделает. Мы учимся. Это тяжелая наука – на людях, на террористах, но надо учиться. Мы никогда с этим не сталкивались. Сегодня государство №1 по борьбе с терроризмом - это Израиль. Они живут с этой проблемой уже больше 40 лет – такого опыта нет нигде в мире. Но вы знаете какого-то инструктора израильского спецподразделения, который готовил бы бойцов наших антитеррористических подразделений? А я бы хотел, чтобы они делились с нами своим опытом. И чтобы были созданы специальные тренинговые центры, чтобы технику нам дали или продали.

МВД Украины

- Люди со слабой психикой, несмотря на все, может, захотят и себе такой славы. Если бы сработал снайпер в прямом эфире, то, может, это у кого-то и отбило бы желание.

- Я почему-то думал, что "луцкого террориста" застрелят. Но показывать этого, конечно, нельзя. А с другой стороны, надо, чтобы люди знали, что за такие вещи будет пожизненное наказание. Я все жду, когда же его будут судить – что там расследовать?

- А по Шеремету?

- Я думаю, что это политический террористический акт, который вроде "дела Гонгадзе" был совершен с целью дестабилизировать систему правоохранительных органов и ситуацию в обществе. Журналисты - это всегда лакмусовая бумажка демократических преобразований в государстве. Если убивают журналиста, и за это никого не наказывают, - это говорит о том, что правоохранительная система серьезно больна, что она несостоятельна. И всегда внимание этому убийству уделяется гораздо большее, потому что журналисты защищены специальными законами и общественным мнением. Журналист аккумулирует правду и несет ее в мир. И за это, якобы, его убивают. Люди это плохо воспринимают. Это значит, что государство идет к узурпации власти, потому что, кроме журналистов, никто не будет освещать в негативном плане эти события.

- Когда вы были Генеральным прокурором, как раз исчез Гонгадзе.

- До того, как я стал Генеральным прокурором, Гонгадзе был "живой" - считался живым. До меня два года велось следствие, говорили, что его видели в Америке, в Херсоне, во Львове, его мать говорила, что он жив. Правоохранительные органы отрабатывали версию о том, что он сам куда-то сбежал. Наша команда первая, которая четко сказала, что Гонгадзе убит, что это его тело и мы будем искать убийц. И мы их нашли. Провели очень важные экспертизы, не доверяя нашим судебным институтам, мы даже несколько экспертиз провели за рубежом - фоноскопическую, фонографическую. Фоноскопическую экспертизу я проводил в ФБР – фрагменты пленок Мельниченко. Кровь мы проверяли в Бельгии. У нас пленкам что-то не верят. Деркач что-то говорит, Жвания – так оно и остается.  Они сделали заявление о преступлении, но у нас почему-то выборочное правосудие. Это очень плохо, что одним мы верим, а другим не верим. Проверять надо всех, и каждое заявление должно быть проверено. И я думаю, что будет проверено, и будет дана оценка – придет время. Но реагировать надо быстрее.

- Организаторов убийства Гонгадзе нашли – кто-то умер, кто-то отбывает пожизненное. А кто заказчик?

- Заказчиком убийства Гонгадзе мог быть кто угодно. А то, что подозревали президента Кучму, то я в этом очень сильно сомневался, потому что я читал и слышал первые показания арестованного мною генерала Пукача, когда он говорил, что убийство произошло из-за того, что Гонгадзе оказал им сопротивление. До этого они другого журналиста так же похитили, так же облили бензином, так же положили в яму, и, когда он сказал, что он больше ничего не будет делать против власти, - они его отпустили. То же самое они думали сделать и с Гонгадзе. Но у Георгия был другой характер – он оказал сопротивление.  И они его убили. После того, как я арестовал Пукача, нашу команду было снято, и через 5 дней Пукача освободили – из тюрьмы выпустили. Я благодарен тем, кто выпускал Пукача, за то, что они его ко мне не направили, не сказали ему: пойди, пристрели Пискуна. Сегодня человек отбывает пожизненное, я его арестовал, а кто его отпустил? Почему они не сидят в тюрьме, те, кто отпустили убийцу журналиста Гонгадзе.

- А кто отпустил?

- Печерский суд.

- По звонку?

- А как же.

- А кто звонил?

- Не знаю – меня уже сняли. Я сначала нашел его сообщников, которые убивали вместе с ним. Они дали показания, и мы его нашли. Вы спрашиваете, почему Венедиктова меня взяла советником. А кто ей расскажет о раскрытии таких убийств, как не Пискун? Она умная, грамотная женщина и будет хорошим Генеральным прокурором.   

- Можно предположить, что кто-то очень внимательно следит, чтобы с Пукачем ничего не случилось в местах лишения свободы?

- Мне кажется, что после того, как Пукач частично изменил свои показания, ему перестали верить. Судили его за это, что он говорил, а потом, вдруг в тюрьме он начал что-то передумывать. Я слышал, что проверяли его вторые показания, и ничего не подтвердилось.

- Каждая следующая власть обещает привлечь к ответственности "папередников", и ничего.

- Очень плохой симптом для власти. Мы же живем с вами в государстве и во времени. Люди быстро не умирают, к счастью. Они помнят обещания. И каждый раз, когда новая власть приходит, даже после кровавого Майдана, даже после переворотов, после пожаров, взрывов, она говорит, что бандиты будут сидеть в тюрьмах. А кто бандиты? А бандиты - это та власть, которая была, и она откупается и не сидит. Есть тысячи людей – прокуроров, которые готовы завтра выйти на Майдан против их незаконного увольнения. Если завтра надо организовать батальон прокуроров в защиту Украины – у меня будет батальон прокуроров. Я уже не говорю о милиции.  Люди не будут ждать четвертого раза, чтобы откупились. Они поставят точки над "і". Как сделали в Румынии. Тогда следующая власть будет понимать, что суда не будет.

- Пойдут за "Чаушеску"?

- Да.

- Вы говорите страшные вещи.

- Я это чувствую. Они ко мне ходят – они готовы завтра идти и воевать. Я им говорю: куда? Сядьте, спокойно, все будет хорошо. Я пойду к президенту, я расскажу, я помогу, пойду в парламент, попрошу Венедиктову – внесем законы, выплатим вам пенсии, зарплаты. Набьют мне скоро рожу - и на этом все закончится. Пострадаю я за то, что я их задерживаю столько времени.

- Власть вообще понимает, что может произойти в стране, если на самом деле не осуществится "Я ваш вирок" в отношении всей этой вакханалии?

- Мне даже страшно себе представить, что может произойти. Оружия очень много в государстве, нигде не зарегистрированного. Мне никогда не нужен был автомат, но в 2014 году я купил автомат в охотничьем магазине. Так сделал каждый, у кого было 16 тыс. грн. И те, кто думает, что нашим людям надо украсть пистолет или автомат обязательно в АТО, – идиоты. Не надо красть – идите в охотничий магазин и посмотрите, сколько там стоит автомат - 15 тыс. "Атовский" можно купить за 100 долларов. Люди начали покупать оружие, потому что боятся.

- На Кировоградщине фермеры купили для того, чтобы защитить свой урожай.

- Да, у каждого дети, имущество – боятся. У каждого фильм про Америку в телевизоре, где если ты убил преступника на своей территории, ты не несешь ответственности. И они смотрят и говорят: я не буду сидеть, пусть только залезет, я его покрошу. Я говорю: будешь, потому что он залезет с пустыми руками или с ножичком, а ты его из автомата шуганеш. А это превышение необходимой обороны или убийство по неосторожности. Люди этого не понимают, а это опасность.  

- Насколько у бизнеса крепкие нервы? С кем не общаешься, сейчас весь бизнес по судам.

- Алексей Баганец, которого я считаю одним из лучших процессуалистов Украины, провел анализ, сколько обысков проведено за последний год – миллионы. Ищут что попало и что попало находят, а самое главное – остановить работу предприятия, изъять сервер, компьютеры, закрыть фирму, арестовать имущество, а потом - откат. И потом уволят. И в этой цепочке принимают участие все - начиная от следователя и заканчивая судьей и прокурором. Надо попытаться разорвать эту цепочку – при мне таких цепочек не было. Это что-то новое.

- С 90-х помним, как создавали проблему, а потом ее решали.

- Да, это вернулось.

- Так Революция же победила. Люди же не за это стояли на Майдане.

- Нет, революция не победила. Она состоялась, но это не значит, что она победила. Потому что результаты должны были быть другие. Люди не за это стояли, не за это умирали, не за то, чтобы лейтенант полиции арестовал счета компании, вынул сервер на два года, и компания сдохла.

- Вывод?

- Надо исправлять ситуацию. Будем надеяться, что у Зеленского еще есть 4 года и он ее исправит.  

- Вы Председатель Союза юристов. Зачем юристам союз?

- Потому что их 35 тысяч - "бездельников", которые ищут, где себя применить в Украине. И они нашли Пискуна и пытаются меня втянуть в жизнь вне работы. Чтобы мы помогали, активничали, писали письма, ходили по администрациям. И они радуются тому, что я на них работаю.  А я радуюсь от того, что они у меня полжизни забирают – 24 организации, 24 области: по пять минут на один звонок, и дня нет. 

- О чем в основном разговариваете?

- Очень недовольны тем, что не перечисляют пенсии. Такие страшные "коррупционеры", что другого способа выжить, чем пенсия, нет. Вот так "наворовали". Конечно, есть коррупционеры, взяточники, но 98% - это преданные своему делу люди, которые честно работали. Вышли на пенсию, должны иметь перерасчет. Есть же решение Конституционного суда, а Кабмин пишет: нам плевать.

- А на решение ЕСПЧ тоже плевать?

- Тоже. 13000 решений в пользу украинцев – всем плевать. Как вы хотите, чтобы люди относились к законам Украины, если чиновники их не выполняют. 

- А почему как с гуся вода?

- Я же говорю: снова будет Майдан. Люди уже научены, и они четко знают, что есть способ сменить власть.

- И снова поставят какого-то "чабана", потому что он активист и герой?

- Я над этим не думал, потому что Зеленскому еще 4 года. Но уже через два года люди начнут думать над этим, что надо искать "чабана". А может еще пойдет на один срок – вдруг все исправит, и все будет хорошо.

- Почему на таможне никак не получается? Пришли и сказали, что здесь будет "чистоган". Саакашвили в Одессе, после того Нефедов во главе всей структуры, а немцы говорят, что у нас там по 5 млрд. исчезает. А в Пенсионном фонде дыра увеличивается.

- Лучше бы ничего не говорили, никому ничего не обещали, а просто сделали бы. Когда я был депутатом, мне рассказывал один таможенник, что немцы нам предложили в лизинг такие установки, что когда проезжает грузовой автомобиль, то эта установка его просвещает и считает, какие там товары и на какую сумму. Одну установку, пробную, поставили, она проработали два дня и сломалась. Все 20 вернули немцам обратно и сказали, что они неисправны. Наверное, им наш климат не подходит – у нас слишком сыро на таможне. Часто дожди идут. Вот и все.

- Где же люстрация, активисты?

- Активисты ждут, когда Америка даст деньги, чтобы их красиво распилить.

- А те, кто выходит на улицы с протестами и протестуют против политических партий, телеканалов, почему же им не пойти на какую-то таможню, не сжечь там шины и не сказать: отныне здесь не будут воровать.

- Не дойдут. Получится так: 10 спортсменов с палками - и каждому активисту по лбу. Тут даже полиции не надо.

- То есть, какой-то партийный офис можно разгромить, а туда сунуться стремно.

- Пусть попробуют останавливать автомобили и проверять, соответствует ли декларация. Вы увидите, как активистов начнут в канавах находить с пробитыми черепом.

- А лекарства какие-то есть от этого?

- Только центральная власть, техника. Сегодня XXI век - и все это можно делать с помощью техники. Можно прикрепить "финтюшку" на автомобиль, который, вроде бы, идет транзитом, и посмотреть, где он розгрузится.

- На это не хватает ни времени, ни сил.

- А для чего им идти во власть, если они ничего не заработают. Какой стимул? Власть – это корыто. Я всегда воевал с властью, чтобы отбить их от этого корыта. Я говорил: идите занимайтесь бизнесом, зарабатывайте, но не трогайте бюджет. Я за бюджет буду бить по рукам. И когда я был Генпрокурором, мы каждый месяц проверяли исполнение бюджета, потому что я понимал, что это самый халявный способ украсть.

- Тогда какая сейчас самая престижная профессия?

- Учитывая Covid-19, самой престижной профессией скоро станет работа начальника областного отдела здравоохранения - после выделения денег на миллионы заболевших коронавирусной инфекцией.  Можно украсть половину и сказать, что они излечились. А у них и близко ковида не было. Вы представляете себе, чтобы в Испании или в Италии человеку, не имеющему ковид, врач напишет ковид?

- Может, и такое бывает.

- На миллион 10 случаев. Но там страховка. Придет страховая, которая выплачивает деньги за лечение, и из этого врача сделает докторскую колбасу. А тут государство – работайте, ребята. Почки заболели - ковид. Ногу сломал - ковид. Что, кто-то будет рыть и проверять? Я не знаю, как они будут выходить из сложившейся ситуации – денег нет, экономика в стагнации. Надо что-то делать. Люди не могут все время вытаскивать власть на своем горбу. Власть же берет деньги у людей.

- Но все это прикрывают патриотическими лозунгами.

- Давайте немцев привезем и будем им платить – так меньше надо.

- Саакашвили предлагает и Лондонское правосудие.

- Лондонское правосудие – это прецеденты. А в нашей стране нет прецедентного права.

- Вы даже не хотите сделать отдельной палатой Конституционный суд в Верховном суде?

- Хочу, с этим я согласен. Конституционный суд сто лет не нужен. Тем более, что он ничего толком не рассматривает. Хотя, нас, прокуроров, поддержал в том, что моих коллег незаконно лишили пенсий. Но и отдельная палата приняла бы такое решение.

- Какие уроки должна вынести действующая Генпрокурор?

- Как только она пришла на должность, я сразу сказал, что мне нравится, что она женщина с характером. А прокурор без характера, это как поцелуй без усов – не то. А если серьезно, то прокурор без характера быть не может. Потому что он служит государству Украина. Не президенту, не главе ОП, не Кабмину, а государству. Президент Ющенко так меня довел когда-то, что я вырвал шнур от правительственного телефона. Наши президенты такие все смешные: они думают, что когда они говорят по спецсвязи, то их никто не записывает. Все записывается, уважаемые руководители государства: помните, что каждое сказанное вами слово может быть использовано против вас.

- Может, и прав был Зеленский, предлагая съехать в Украинский дом?

- Пока бы он туда переехал, напичкали бы столько техники. Хотя это и неплохо. Пусть государство знает, кто чем занимается.

- Чего не смогли сделать предыдущие президенты?

- Самое главное, что каждый президент, до Зеленского, в угоду олигархам пытался ослабить роль правоохранительной системы. Особенно это касалось суда и прокуратуры. Реформы судов и прокуратуры привели к тому, что ослабили государство в пользу олигархов. Они боялись прокуратуры, потому что вдруг могли пересмотреть любое решение. Сегодня они этого не боятся, потому что по закону пересматривать решение, которое вступило в законную силу, никто не имеет права. Купил решение – живи спокойно.

- А чем благодарность отличается от взятки?

- Благодарность – это "спасибо". А взятка - это когда "отблагодарили" материально, совершили какое-то действо в вашу пользу.  На Запорожской Сечи была такая форма обеспечения обязательств, соглашения - магарич.

- Если бы не развалился Советский Союз – кем бы вы себя видели? Как бы сложилась ваша судьба?

- Если учесть, что первое свое удостоверение я получил из рук Генерального прокурора СССР, Рекункова, будучи младшим юристом прокуратуры, то, наверное, был бы прокурором. Я уже на третьем курсе университета им. Ивана Франко бегал после занятий в прокуратуру Красноармейского района Львова и работал там помощником прокурора на общественных началах. Моя работа была – подшивать дела, присутствовать на допросах. Я никого не бил – просто слушал.

- Били другие?

- При мне – нет. Но я видел, что синяки были у людей. Потом я ходил на суды диссидентов – людей, которые выступили против советской власти. Для того чтобы не было в зале крика, шума, всегда приглашали студентов юрфака, загоняли на эти, вроде бы, открытые процессы. Мы сидели на задних рядах, впереди были специальные люди, а мы занимали места, чтобы люди не смогли принять участие. Я был трижды на таких процессах, и я как студент-юрист не понимал, за что их судят. И это было впервые, когда я понял, что-то в "советах" не что-то так. Эти показные судебные процессы для меня были лакмусовой бумажкой того, что советская власть все-таки лукава по отношению к человеку.

- Вот и хорошо, что те времена уже прошли, а мы здесь со своими баранами разберемся.

Я благодарю вас за разговор.

- Дай Бог, чтобы Украина процветала, развивалась и чтобы мы долго-долго жили и радовались, что мы родились на этой земле.

видео по теме

Виджет партнеров

Football news:

Maccabi entered the Champions League without 11 players due to covid. UEFA allows you to play if there are 13 players from the application
Ole Gunnar Solskjaer: De Gea saved us for years, Henderson did the same today. Lingard played well
The semed said goodbye to Barcelona: Thank you for the opportunity to realize the dream. Eternally grateful
Juve have leased Morata from Atletico for 10 million euros with the right to buy out for 45 million
Barcelona and Atletico have agreed a move for Suarez (Fabrizio Romano)
At the 1950 world Cup, Amateurs from the United States beat England. The coach of the Americans compared their players to sheep, and the author of the winning goal went missing
Dan Henderson made his debut for Manchester United at the age of 23. He made 141 appearances on loan