Ukraine

Отец пропавшего афганца: Уверен – мой сын найдется, когда там увидят его фото

Гибель не подтвердили

Владимира Купара из Виноградова Закарпатской области призвали в армию, когда ему было всего 18. Ранняя весна 1983 года, разгар Афганской войны.

Володька, так его зовут родные, только окончил медучилище в Хусте, получил профессию фельдшера. Собирался поступать в военную медицинскую академию в Ужгороде. Мама до сих пор с гордостью вспоминает: сын - отличник. Перед тем как подавать документы в академию, отправился в военкомат - получил повестку. Оттуда вчерашнего ученика-призывника отправили в действующую часть, а потом и на необъявленную войну, с которой многие не вернулись.

Но родители Владимира, Николай и Анна, по сей день верят, что он жив, и ждут возвращения сына домой. Ведь подтверждения его смерти они так и не получили.

- Мы проводили эксгумацию, в гробу была лишь часть позвоночника, - со вздохом говорит нам отец солдата, 81-летний Николай Купар. – Эксперты сказали, что останки настолько опалены, что установить родство по ДНК невозможно. Сейчас говорят – делай повторно. Но я уже этого, увы, не перенесу.

Отец уверен - в той могиле на городском кладбище, за которой они ухаживают уже почти 40 лет, не их сын.

Купар владимир
Когда он пропал ему было 18 лет. Фото: ФБ

Добился, чтобы имя сына стерли из списка погибших

На памятнике погибшим землякам-афганцам в родном городке пропавшего имени Володьки нет…

- Я заставил стереть его имя с памятника – оно не должно быть рядом с погибшими. Одно дело – общество похоронило, а другое – семья, - отмечает Николай Петрович. – Семья его не похоронила.

Когда в Виноградово прибыл цинковый гроб с останками якобы Владимира Купара, семье сказали – солдат погиб спустя два месяца после своего 19-го дня рождения, 12 октября 1983 года во время боя. Первый звоночек, после которого в душе родных забрезжила надежда, что сын – жив, прозвенел на кладбище сразу после похорон. Младшая сестра Владимира, 12-летняя Марина, внезапно уверенно произнесла: "Это не Володька". Оглушенные горем родители не расслышали, но потом переспросили… Спустя какое-то время к ним приехал армейский друг сына, с которым тот прослужил весь срок.

- Сумку простреленную вашего Володьки я видел, а вот его самого мертвым – нет, - заявил он.

Все тела погибших в бою были сложены в одном помещении. И надежда, что сын – жив и попал в плен, укрепилась.

Приходит в снах

С того момента начались долгие поиски пропавшего на войне Володьки. Куда только не ходил Николай Петрович с женой – дошел почти до самого министра обороны. Но военных слезами не растрогаешь: "Солдат на то и нужен, чтобы погибать".

-  Генерал приказал тогда: "Принести дело Купара", - с горечью произносит Николай Петрович. – Посмотрел: "Тут все чисто!". Никакого результата, ничего не стали перепроверять. Сколько таких походов по кабинетам было – не сосчитать. А спустя годы уже и земляки убеждают, что мой Володька погиб.    

Николай уверен – сын жив. Не зря же он ему все время снится.

- Сон – чувствую Володьку, его энергетику в паре метров от себя, - делится отец пропавшего афганца. – Он говорит: "Тату, я теперь не можу прийти". Значит, принял их веру – потому и не может. Я ответил: "Божья сила великая, придет время - придешь". А сзади от него шла энергетика ребенка, его ребенка, лет 9-10… Чувство такое, что он сам воспитывает его. Не знаю, мальчик или девочка…

Когда случилась авария на Чернобыльской АЭС, спустя три года после пропажи солдата, отцу приснился другой сон – что к их дому пришел Володька и заглядывал в окна, проверяя, осталась ли его семья жива.

- Видений было много. Снился и в виде белого силуэта, который спускался навстречу по лестнице, но как только я кричал "Володька!", он исчезал, - вспоминает Николай Купар. – Прекрасный был ребенок, что еще сказать…

Нашел сослуживца, бывшего рядом в последнем бою

На чердаке один угол отведен полностью под вещи Владимира – здесь сложено все его, вплоть до любимой удочки. Наручные часы сына отец хранит, как реликвию.

- Бывает, люди после ранения теряют память, но, если бы он увидел эти часы или что-то другое, он бы вспомнил, - надеется Николай Купар. – Даст бог, покажут ему эти часы, память придет, и он домой вернется.

Родители сохранили все письма, которые получили от сына с войны. Писал Владимир часто – едва ли не каждую неделю. Уверял – все хорошо.

- По его письмам все выходило чуть ли не идеально – чтобы нас приободрить, - улыбается Николай Петрович. – Но я чувствовал… Я же тоже был в армии.

Чтобы узнать, как проходила служба у сына, Николай Петрович начал искать его сослуживцев. Его письмо, написанное от руки с обозначенной в нем фамилией армейского товарища Володьки – Петрыще, увидел глава местной ячейки ветеранов Афганистана Владимир Горзов. Не задумываясь, поехал к Николаю Купару.

- Я знал, что ветеран Петрыще из села Ильинцы умер в 2015-м, это и сообщил отцу, - рассказывает "КП" в Украине" Владимир Горзов. – Но позже нашел другого служившего в Афганистане из района - Василия Петрыще, который сейчас живет в Киеве. И оказалось, что с сыном Купара служил именно он. Они созвонились, тот обещал к нему приехать.

- Володька писал, что Петрыще дал ему деньги на конверт, им тогда задержали солдатскую зарплату, - вспоминает Николай Петрович.

Этот мужчина, говорит отец, был с его сыном в тот день, когда он пропал – 12 октября 1983 года. Он рассказал отцу совсем не то, о чем говорит официальная версия. Выяснилось, что он пропал во время ночного боя при выполнении боевого задания в населенном пункте Хаджи-Размухаммед. Вероятность, что попал в плен, по мнению отца, очень большая.

- Их БТР подорвали, с ним сидел этот парень, - говорят родные. – Учитывая слова свидетеля, получается, надо искать. Уже не говоря о том, что Володьку люди видели по телевизору - как он принимал их веру. Одна беда, что мы недостаточно готовы – те, кто видел эту передачу, не запомнил ни время, ни название.

Николай Купар (слева) и глава Иршавского районного общества ветеранов Афганистана Владимир Горзов. Фото: irshava-news.com
Николай Купар (слева) и глава Иршавского районного общества ветеранов Афганистана Владимир Горзов. Фото: irshava-news.com

"Простите нас и помогите"

Таких было достаточно - солдаты оставались жить на территории Афганистана и уже не возвращались – по разным причинам.

- Вот солдат из Луцка, знаю, там остался, - говорит Николай Купар. 

Это не единственный пример. Известны истории двух украинцев из Донецкой области, Геннадия Цевмы и Александра Левинца, которые остались в Афганистане после войны. Первый отказался возвращаться, боясь трибунала, – ведь тогда "пропавшие" солдаты считались предателями, второй сам перешел на сторону моджахедов. И позже также не уехал на Родину, несмотря на всеобщую амнистию. Это подкрепляет уверенность семьи Купар, что их Володька – жив.

Так и не добившись ничего от чиновников, Николай решил сам искать своего сына. Мужчина считает, что, когда его обращение-просьбу, переведенное на язык народов Афганистана, увидят в этой стране – сын найдется. В нем он просит распространить его письмо, фото сына и помочь найти его, а еще – приносит извинения за нанесенный тогда вред афганскому народу… 

- Простите нас, - утирает слезы отец пропавшего афганца. – И помогите.

Найти сына родители планируют с помощью неравнодушных, у которых есть знакомые в Афганистане или Пакистане и которые отзовутся на их просьбу и распространят фото.

обращение николая Купара
Отец пропавшего солдата верит, что его письмо заметят. Фото: ФБ

Football news:

Man City could have overestimated the income from the sponsor in the 2011/12 season. This is a violation of the FFP
Gianluigi Buffon: Ahead of the 2022 World Cup. I dream, but Mancini is unlikely to call me
In England, it is possible that only vaccinated fans will be allowed to attend the Premier League matches from October
Kanye West attended the Atlanta - Columbus MLS match. He was wearing a red suit and a mask
Ronaldo will return to Turin today. Soon he will talk to Allegri about a role at Juventus
Memphis Depay: I am very happy to make my debut for Barca. I know that a lot is expected of me
Carragher on Wijnaldum's words about Liverpool: He wanted more money, but the club refused. This is football