Ukraine

Общественная экспертиза. Так все же — как с суверенитетом?

Общественная экспертиза. Так все же — как с суверенитетом?-800x530

Фото istock

Руководству страны нужно сместить фокус своих усилий на собственный народ и элиты

Развернувшиеся в соседней с Украиной Беларуси события еще больше заострили и без того наболевшую проблему государственного суверенитета. Какая бы из сторон противостояния на минских улицах ни одержала верх, Беларусь будет надолго разделена. Причем проигравшие будут винить победителей в том, что те были лишь марионетками внешних для страны сил — то ли совокупного Запада, то ли России. А победители, в свою очередь, будут считать, что защитили государственный суверенитет. Украине эта ситуация хорошо известна, наиболее свежий пример — заявление нардепа Олега Волошина о передаче суверенитета Украины под внешнее управление и последовавшее предложение от партии Петра Порошенко принять закон об уголовном наказании за подобные заявления.

Пикантность ситуации заключается, как известно, в том, что достоянием общественности стали записи разговоров самого Порошенко с Байденом, в которых тогда еще президент страны выслушивает указания от американца, как должна вести себя Украина и ее руководство.

Понятно, что Украина, как и Беларусь, находится под мощнейшим прессингом со стороны таких центров силы, как США, Россия, ЕС и Китай. Так можно ли в современном мире сохранить суверенитет и что это вообще такое?

Общественная экспертиза – совместный постояннодействующий проект "Вестей" и Украинского института стратегий глобального развития и адаптации. Раз в неделю профессионалы критически рассматривают наиболее резонансные решения власти и обращают внимание общественности на возможные риски. Под руководством директора УИСГРА, Виктора Левицкого, эксперты (которым может выступить любой, имеющий общественный авторитет специалист) формулируют рекомендации для улучшения ситуации.

В чем состоит настоящий государственный суверенитет и можно ли говорить об Украине как действительно независимом государстве?

Анатолий Гриценко, экс-министр обороны:

— Вы спрашиваете чисто теоретические вещи. Суверенитет — это способность страны самостоятельно принимать решения. В нынешнем сложном мире практически все государства друг от друга зависят. Но для того чтобы говорить о полноценном суверенитете, нужно иметь твердую экономическую базу, твердую систему безопасности и сильную власть. С этим в Украине пока не сложилось.

Сергей Магера, народный депутат:

— Суверенитет — это возможность государства проводить независимую внутреннюю политику, это верховенство государственной власти, это неприкосновенность границ, возможность устанавливать и разрывать дипломатические союзы, вступать в международные организации.

Украина — независимое и суверенное государство. Об этом написано в Конституции. Это признают все государства мира. Сейчас для Украины очень непростой этап. Но хочу отметить, что в истории каждого государства есть страница, когда приходилось отстаивать право на независимость. Этот этап, как правило, делает государства сильнее, показывает ценность независимости и мирной жизни.

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

— Способность самостоятельно принимать решения внутри политической системы, с учетом факторов, которые действуют извне, но проявляются внутри политической системы. Еще проще, суверенные страны — это те страны, в которых решение по ключевым политическим, экономическим вопросам принимаются людьми, которые находятся внутри этой системы, являются гражданами этой страны. В этом ключевое определение. Украина сегодня ограничена суверенно. По ключевым политическим вопросам мы неспособны принимать самостоятельно решения и вынуждены согласовывать их с западными партнерами — с ЕС и США, а также вынуждены поддерживать принятые ими решения. Поэтому мы сегодня ограниченная суверенно страна, которая имеет определенное поле для маневров внутри политической системы, каких-то отдельных решений, но не имеет свободы в принятии ключевых государственных решений, которые касаются модели государства, типа отношений между обществом и государством, вопросов войны и мира и т. д.

Насколько в современном мире государства вообще могут сохранять суверенитет?

Анатолий Гриценко:

— Когда государство входит в тот или иной союз, вступает в те или иные соглашения, оно берет на себя определенные обязательства и устанавливает определенные ограничения. К примеру, страны, которые присоединились к Совету Европы, признают решения Европейского суда по правам человека, они имеют высшую силу над национальным законодательством. В каком-то смысле это уже передача части суверенитета надгосударственной структуре. Точно так же другие международные организации могут принимать решения, которые являются обязательными либо очень твердо рекомендательными для своих стран.

Владимир Фесенко, политолог, директор Центра политических исследований "Пента":

— Есть даже термин «политика взаимозависимости». Сейчас наблюдается некое возрождение стремления к экономическому суверенитету, т. е. стремление к ограничению внешнего экономического влияния, в защиту своих экономических национальных интересов. Можно нас критиковать, что мы зависимое государство, что вынуждены считаться с МВФ и выполнять какие-то предписания. Но мы в этом плане не отличаемся от стран ЕС или ЕврАзЭС, полутора сотен государств, сотрудничающих с МВФ, рядом других международных организаций. Поэтому мы ничем не отличаемся от большинства государств мира.

Руслан Бортник:

— Думаю, что на сегодняшний день относительно суверенных государств в нынешнем мире осталось не более 30–40. Они его сохраняют путем создания местных элит, сильной национальной экономики, хорошей солидарности внутри общества и наличия экономических ресурсов для поддержания всего этого. Или они создают суверенность на противостоянии, отталкиваясь от чего-то. Любое присоединение к экономическому блоку либо политическому или военному блоку — это всегда потеря части суверенитета. Поэтому в Европе суверенных государств практически нет, их очень мало. Это Россия, Швейцария, Британия.

Что следует сделать руководству Украины для укрепления ее суверенитета?

Анатолий Гриценко:

— Это твердая экономическая основа, а для ее создания нужен пакет решений, который начинается с твердой защиты прав свобод и собственности для граждан. А это значит нормальные суды, отсутствие рейдерства.

Твердая система безопасности — это когда Вооруженные силы и Силы внутренней безопасности ориентированы на защиту страны и народа, а не власти. И это твердая политическая воля, но у нас граждане избирают власть не всегда с твердой политической волей. Твердая политическая основа может быть только тогда, когда предприниматель и гражданин, который даже не занимается предпринимательством, знают, что их собственность защищена и никто не сможет в режиме рейдерства ее отобрать и украсть заработанное. Но этого пока нет.

Алексей Гончаренко, народный депутат:

— Главный момент, которого не хватает руководству Украины сейчас, — это умение видеть мир и международную политику шире, чем просто двусторонние отношения стран. Украине необходимо инициировать и быть частью масштабных межгосударственных проектов. Только в движении и стремлении к чему-то большему мы будем намного увереннее и свободнее себя чувствовать.

Руслан Бортник:

— Необходимо сделать ставку на свое общество, а не на внешних игроков, на свои экономические ресурсы, а не на внешнее кредитование. Необходимо опереться на общественное мнение в части решения ключевых политических вопросов по гуманитарной политике, вопросов войны и мира, т. е. через референдумы. Необходим эффективный диалог между элитами в части поиска общего, в части согласования правил игры, для того чтобы те конкурировали между собой, но в рамках политической системы и не разрушая ее. Вот таким образом можно повысить уровень суверенитета и со временем создать действительно независимое государство. Сегодня мы страна независимая, но одновременно не суверенная. У нас есть формальный набор признаков отдельного государства. С другой стороны, мы, к сожалению, самостоятельно принимать решения не можем. Украина больше под влиянием ЕС, США и западных кредиторов, а Донецк, Луганск с Крымом, т. е. другая часть Украины, — под влиянием России.

Заключение Общественной экспертизы

Государственный суверенитет остается важнейшей, в чем-то главной ценностью современной мировой политики. Он сводится к тому, чтобы в части важнейших вопросов, определяющих судьбу страны, ее граждане могли сказать: мы хотим этого и наша власть принимает решение в соответствии с этой волей, а не по указке извне в угоду интересов какого-то другого народа. И именно этих слов современные украинцы сказать не могут. Речь идет не просто об экономическом достатке или богатом культурном наследии, а именно о сохранении самостоятельности, собственной воли, а с ними и собственного достоинства. Тем хуже ситуация, если экономического достатка нет. Добровольное вступление в международные союзы или организации не умаляют этого достоинства, так как речь идет о добровольном отказе от части (не самой главной!) права на определенные действия.

Другое дело, когда тебе диктуют, как жить, с кем воевать и кому отдавать свои доходы. С этой точки зрения эксперты практически единодушны: суверенитет Украины ограничен западными союзниками и руководству страны необходимо переориентировать фокус своих интеллектуальных усилий на собственный народ и элиты. Вместо поиска внешних ростовщиков и хозяев, искать взаимопонимания с украинским электоратом во имя построения благополучной, устойчивой и независимой Украины.

Football news:

Tottenham players are surprised that Mourinho did not include alli in the squad for the second match in a row. Dele upset
Rummenigge about Alaba: we Want to keep it in Bavaria after 2021. I hope we can find a solution
Gareth bale: Mourinho played a huge role in my return. This is the perfect coach for Tottenham
Show after 1:3 from Palace: I believe that Manchester United need to strengthen their squad. This will give us a boost
Josep Bartomeu: Koeman is at Barca for years to come. He is a symbol of the club
Pjanic on Barca: the Team is doing very well, we are ready. Koeman told me to be myself
Fede Valverde on Messi's desire to leave Barca: There were no messages on this topic in the Real Madrid chat