Ukraine

О собаках, котах и… коррупции

В Верховной Раде зарегистрированы сразу два законопроекта, предлагающие изменения в Закон "Об охотничьем хозяйстве и охоте" (№2448 и 2232). Их обсуждение идет нелегко.

Споры вокруг законопроектов не на шутку раздули давнее противостояние охотников и зооактивистов. Борцы за права животных начинают излагать свои взгляды, называя охотников убийцами. Те, в свою очередь, угрожают привести под Верховную Раду 15 тысяч вооруженных людей.

При таких "аргументах" тяжело принять чью-то сторону, поэтому попытаемся взглянуть на реформу охотничьего законодательства объективно и непредвзято. Охотничья отрасль, в отличие от браконьерства, стоит на трех столпах: экологии, экономике и традициях.

С первым столпом все понятно: нельзя эксплуатировать природные ресурсы, пренебрегая существующими закономерностями. Выдавая разрешения на охоту необходимо четко представлять динамику численности разных видов и их влияние на окружающую среду.

Второй — экономическая составляющая — тоже важен. Каждое хозяйство ориентировано на получение прибылей, в том числе и охотничье. Следует заметить, что при продуманном менеджменте пользу получают не только люди, но и экосистемы. Ведь если территория приносит прибыль благодаря охоте, это может уберечь ее от вырубки, превращения в поле или просто в "общественную зону отдыха", то есть в свалку.

Традиции — третий столп — задают направление развитию охотничьей отрасли, чему есть много примеров. По традиции в мусульманских странах охотников не интересуют кабаны. Так сложилось, что в Балтийских странах объектом охоты являются вороны, а во Франции охотничьим видом считаются кроты. Впрочем, следует помнить, что традиции можно изменить, в то время как законы природы или экономики неподвластны человеческим желаниям.

К сожалению, охотничье хозяйство Украины не стоит на трех столпах, а подпертое палочками шатается во все стороны. В значительной степени это обусловлено неудачным Законом "Об охотничьем хозяйстве и охоте", текст которого переписан из советского документа с поправками в интересах бизнесменов бурных 1990-х годов.

Еще в 2015 году Рабочая группа по реформированию лесной отрасли при Государственном агентстве лесных ресурсов Украины обратила внимание на необходимость изменения статьи 24, устанавливающей размеры платы за аренду охотничьего угодья. Согласно этой статье "размер и порядок внесения платы за пользование охотничьими угодьями определяются в договоре между пользователем охотничьих угодий и владельцем земельных участков, на которых находятся эти угодья". Владельцем земельных участков обычно является местная поселковая рада, поэтому договариваться о цене следует с председателем сельрады.

Иногда бывает и так, что успешный бизнесмен районного масштаба, желая арендовать угодье, приходит к председателю сельрады и говорит: "Папа, а какую цену назначит поселковая рада?". Потому что зачастую местный бизнесмен и председатель сельрады — родственники, кумовья, друзья или "друзья друзей".

В украинских реалиях охотничьи угодья в аренду можно взять за бесценок. И, если ваш бизнес по продаже сахарной свеклы приносит неплохую прибыль, почему бы не выделить некую сумму на охотничье хозяйство? Не коммерческой выгоды ради, а чтобы было где с друзьями выпить.

Конечно, описанная ситуация касается не всех арендаторов, но нередко бывает и такое. Поэтому оптимизацию охотничьей отрасли, по рекомендации упомянутой Рабочей группы, следовало бы начать с "уточнения порядка определения размера платы за пользование охотничьими угодьями". Но ее выводы так и остались на бумаге, не вызвав наименьшего резонанса в обществе.

Чего не скажешь о законопроектах №2232 и №2448, включенных на сегодняшний день в повестку дня сессии. Они обратили на себя внимание (что и понятно), ведь в этот раз речь идет не об экономическом аспекте охотничьей отрасли, а о том, что близко многим: о собаках, котах и... коррупции.

Значительная часть законопроекта №2232 касается вопроса, давно требующего обсуждения: тренировки охотничьих собак. Предлагается запретить использовать других животных (как диких, так и домашних) при подготовке собак к охоте. Конечно, если изменения будут приняты, это ухудшит охотничьи качества собак. Но, с другой стороны, в Украине, как и в большинстве цивилизованных стран, запрещены собачьи и петушиные бои. Следовательно, текущая версия отечественного законодательства несколько нелогична: запрещено выставлять на бой собаку против собаки или петуха против петуха, но разрешено травить собаку на лисицу или фазана. Удержусь от окончательной оценки — к обсуждению проблемы необходимо привлечь широкий круг специалистов. Но отмечу, что эта часть законодательства действительно нуждается в пересмотре, хотя и вызовет сопротивление охотников.

Владельцы собак утверждают, что запрет тренировки на животных будет уничтожением традиций. Но сформированные традиции охоты существуют преимущественно в странах Европы в качестве отголосков ритуализированных развлечений аристократии. Наш народ за десятилетия "строительства коммунизма" утратил многие традиции. Отечественные охотничьи традиции преимущественно сводятся к следующему: "Дед охотился, отец охотился и я буду".

Более того, даже в странах, сохранивших охотничьи обычаи, от них могут отказываться. В частности, парфорсная охота на лисиц была составляющей английской культуры, известной не меньше, чем вечернее чаепитие. Действо выглядело благородно: всадники наряжены в красные жакеты, породистые гончие… А кульминацией было раздирание лисицы собаками. В этот момент каждый из участников охоты должен был попытаться первым схватить кусочек меха загнанного зверя. Не удивительно, что в ХХІ веке в Англии, Уэльсе и Шотландии, невзирая на дань традиции, запретили парфорсную охоту.

Впрочем, если начало законопроекта №2232 вызывает возражение только со стороны охотников, то его концовка не по душе и экологам. Согласно действующему законодательству, пользователи охотничьих угодий могут осуществлять отстрел волков, ворон, бродячих собак и котов. В законопроекте предлагается отменить это право. Конечно, собаки и коты нравятся многим (в том числе и мне), но следует помнить, что они способны нанести немало вреда окружающей среде.

В 2013 году в известном научном журнале Nature были опубликованы результаты исследования, согласно которым бродячие коты ежегодно убивают более 1,3 миллиарда птиц в мире. Причем делают это не ради утоления голода, а руководствуясь инстинктом. Не лучше ситуация и с собаками. Летом они охотятся на мелкоту. Но зимой стая дворняжек легко настигает даже косулю или оленя, ведь копытные животные проваливаются в снег, по которому собака может бежать.

В идеальном мире домашние животные жили бы дома, а дикие — в природе. Но в реальности проблема существует, и ее необходимо решать различными способами: повышением сознания владельцев животных, контролем рождаемости домашних и прочим. К сожалению, когда беспризорные собаки и коты попадают в природу (где их без содействия человека не было бы), приходится прибегать к радикальным мерам. Не ради уничтожения собак и котов, а ради спасения диких видов.

Еще хуже ситуация с законопроектом №2448, где речь идет об усилении ответственности пользователей охотничьих угодий за учет численности животных. Само предложение справедливо. Но законопроектом также предусмотрен так называемый общественный контроль учета численности с возможностью серьезных санкций в отношении пользователей угодий. При этом не упоминается о какой-либо ответственности самого "общественного контроля". Следовательно, приехав на учет, "контролеры" могут насчитать столько животных, сколько ляжет на душу. Или на банковскую карточку.

Несмотря на то, что в каждом из законопроектов есть фрагменты, стоящие внимания, их принятие породит ситуацию "Лебедя, Рака и Щуки". На сегодняшний день в охотничьей отрасли есть важная проблема — отсутствие четких цен на аренду угодий. Вместо решения одной проблемы предлагается добавить еще две: рост численности бродячих животных и безответственное давление со стороны "общественного контроля". В таком случае охота будет стоять не на столпах экологии, экономики и традиций, а будет положена на фундамент коррупции. Впрочем, это уже будет не охота, а браконьерство.