Ukraine

Ихтамнеты: начало. Жизнь после референдума

Вскоре после референдума состоялся областной съезд делегатов четырёх северных уездов Черниговской губернии. В середине июля 1918 года он решительно отверг притязания Скоропадского присоединить эти территории к Украине.

В своём решении съезд заявил:

«Ввиду того, что трудовой народ видит в присоединении к Украине полную гибель всех социальных завоеваний рабоче-крестьянской революции, видит мёртвую петлю, которая наглухо и, может быть, надолго затянет и удавит трудовой народ, мы считаем, что только присоединением к Российской Советской Федеративной Социалистической Республике мы можем спасти и удержать за собой всё то целое и великое завоевание трудового народа, которое добыто путем великих жертв и пролитой крови, которое только одно может обеспечить залог счастья и святой жизни и в будущем привести к торжеству Интернационала и полного социализма, а потому мы, областной съезд Советов, всецело высказываемся за присоединение в политическом и территориальном отношении 4 северных уездов Черниговской губернии — Стародубского, Мглинского, Суражского и Новозыбковского к Великороссии, где существует политическая власть, власть трудового народа».

Решение съезда заканчивается словами: «Да здравствует присоединение четырёх северных уездов Черниговской губернии к Великороссии». На фоне опыта последних лет — как, вам ничего не напоминает?

Но данные воспоминания прямо противоречат донесениям в Киев того времени, которые также использовались главой Украинской делегации Шелухиным в качестве доказательства нелегитимности данного плебисцита.

[…] Доклад губернского старосты (город Чернигов) от 21 июня 1918 года.

В Мглинском уезде царят большевистские банды, которые скопились в районе ст[анции] Унеча — Жудилово — Почеп, численность их достигает тысячи человек, причем они ещё пользуются помощью из Брянска Орловской губернии. В г[ороде] Мглине имеют пребывание двести — двести пятьдесят большевиков, которые занимаются грабежами и производят разные насильственные действия. По имеющимся сведениям во Мглинский уезд советской властью послано сорок агитаторов, задача коих заключается в подстрекательстве населения против украинской власти. Кроме сего, туда же командирована комиссия из Москвы, которая проводит анкету среди населения о том, кто желает присоединиться к Москве и кто желает подчиниться украинским властям. Над теми лицами, которые желают быть во власти украинского правительства, чинятся насилия и уже сто пятьдесят человек арестовано при местной тюрьме. При таком положении угроз со стороны большевиков многие подали свои голоса за соединение с Москвой.

Об этой анкете во время переговоров с Раковским вспоминал Шелухин:

[…] Телеграммы доносят о том, что творится на местах. Мы знаем, что анкета была сделана в Черниговской губернии под пулемётами ваших красногвардейцев. Это не свобода, а наоборот. Про какую свободу можно говорить, когда такие пулемётные условия […]

Полагаю, даже не зная историю, вы можете догадаться о логике происходящего. Стараясь увлечь за собой соперников, РСФСР нагло затягивала время: наотрез отказывалась проводить демаркацию границ. Подогревало эти настроения и коммунистическая пресса в Украине. Вот ещё один пример.

[…] Мы будем равняться на Советскую Россию! Никакого политического сепаратизма, никаких приграничных линий украинские рабочие признавать не будут! […]

Конечно, с такими бравадами и мозг откажет. Того и добивались.

Сидя на двух стульях, российская сторона всячески отрицала своё участие во всё ещё продолжающихся боевых действиях в нейтральной зоне на Северщине. Более того, в своих речах упорно доказывала, что виноваты здесь не красноармейцы, а… украинские повстанцы. Чуркину понравилось бы.

Не обошлось без курьёзов. Неоднократно во время боевых столкновений так называемые «повстанцы» попадались в плен. Вот как описывается один из многочисленных случаев:

«Взятые пленные называли себя повстанцами из Украины. Участники нападения на Каменную Слободу. В нейтральной полосе находится несколько тысяч вооружённых. Главные силы — в с. Андрейковичи, имеют приготовленную позицию и артиллерию. Командование и снабжения находятся на ст. Унеча по Советской стороне. Значит, Раковский в Киеве пускал пыль в глаза»

После всех этих событий большевики не скрывали и того, что поставляли на нейтральную полосу людей из Великороссии. А вместе с ними, чтобы дважды не бегать — боеприпасы и оружие.

[…] Помню, что на одном из таких заседаний Соколовской было оглашено письмо, полученное ею из Москвы, с которой она держала связь и куда уже успела сообщить о том, что на Черниговщине имеется подпольная организация. В этом письме говорилось, что к нам из Москвы посылается военный организатор Крапивянский, которому даны были определённые полномочия по организации боевых единиц. Посылался он украинской повстанческой «Девяткой». Когда Крапивянский приехал в Нежин, у нас существовала уже подпольная организация. Лично я находился на нелегальном положении, так как знал, что меня собираются арестовать. Крапивянский родом происходил из Володьковой-Девицы. Был он военный, бывший подполковник империалистической войны, член КП(б)У.

Особую цель в действиях так называемых «повстанцев» занимала и борьба с лояльным к киевской власти населением. Людьми, которые обеспечили поддержку обороняющимся украинским войскам, как с боевой, так и с финансовой стороны.

Видя, какие потери несёт армия УНР от действий большевиков на примере жителей Стародуба, помогали многие. И враг чётко показал свои приоритеты. Расправы со стороны большевиков были довольно жестоки:

[…] Часть наших парней расползлась по селу ловить кулаков, а часть мотнула в лес с той же целью. Один из кулаков, по фамилии Попович, оказал сопротивление. Проклятый кулак сам и вся его семья — два сына, жена и дочь — вооружены были до зубов. По нас сразу же застрочили из пулемётов. Мы подожгли хату. Немного выждав, они выскочили и бросились бежать, мы вдогонку... Там всех и перестреляли. В тот же день к нам в лес привезли кулаков шпионов. Они были расстреляны вместе с Павлушкой, членом Совета хлеборобов, который выдавал наших партизан […]

Всё это спонсировалось из Москвы. Только к концу мая 1918 года Великороссия направила в Украину 22 млн рублей, оружие и боеприпасы. А в июле того же года на призыв Ленина помочь Украине, которая якобы «воевала с оккупантами», большевики отозвались довольно сильно — добавили более 2 млн рублей.

С учётом того, как население жило в те времена и продолжало выживать до конца ХХ века… Инвестиции масштабные, согласитесь.

Огромную помощь поставляли из Брянска и Курска — в виде боеприпасов и обмундирования. Пулемёты поставляли из Брянска, в то время как винтовки и патроны — чаще из Смоленска.

А уже в ноябре 1918 года командованию Резервной армии Орловского военного округа были подчинены 1-я и 2-я Повстанческие дивизии, сформированные в нейтральной зоне. В то же время были разработаны планы наступления в сторону Украины.

И 30 ноября эти соединения вошли в состав Украинской советской армии (командующий В.А.Антонов-Овсеенко), штаб которой располагался в Орле. Как и в Орле же 9 декабря был создан Черниговский военный комиссариат, так и другие органы местной власти, на территории которой они на тот момент ещё не находились.

Подготовка завершилась, и головорезы пошли «помогать». 12 декабря части украинской советской армии начали наступление на территории УНР. Ими были заняты Клинцы, Новозыбков, Новгород-Северский, Глухов, Шостка, Волчанск, Купянск и Белгород. Но признать свою ответственность было бы слишком не по-русски.

Потому, топя в крови огромные территории, большевики продолжали прикидываться мебелью на дипломатическом уровне. И на начатых после этого переговорах Директории УНР и РСФСР последние заявили: никаких российских войск в Украине нет. Более того, предложили объединить Директорию с украинским советским правительством.

И вот, прошли годы, а вы дочитали мой текст. Так что, нынешние идеи Путина насчёт гибридной войны — авторская концепция? Правда?

Ранее:

Football news:

FA Director of Diversity: It's great to have black players supported by giants like Henderson and Kane
Encircling strokes of the Insigne - style. It works perfectly with a 163-centimeter body
Hazard on pressure in Real Madrid: Why should I be stressed? This is the club of my dreams since my childhood
Biathletes Latypov, Samuelsson, Hofer and Christiansen told who they support at Euro 2020 football
Some of the England players were hurt by the whistle due to kneeling. The players intend to continue the action
Donnarumma will undergo a medical for PSG after the Italy - Switzerland match
The Netherlands national team players will not take a knee before the Euro 2020 matches