Ukraine

Дело Стерненко - это диагноз его сторонникам и всем националистам

"Что за шум, а драки нет?". Шумиха и огромный резонанс вокруг селфи-радикала Сергея Стерненко очень показательны. В сущности, этот сюжет, мягко говоря, не тянет на статус информационного блокбастера. В лагере тех, кому Стерненко не по душе, одобрение его приговора – это отчасти проекция негативного восприятия самой личности "узника".

И  отчасти – удовлетворение годами накапливающегося запроса на "справедливое пресечение". Пресечение тянущегося годами длинного тренда безнаказанности и разгула банального хулиганства, бандитизма и криминала, который прикрывался патриотическими лозунгами и пользовался потерей (до сих пор безвозвратной) монополии государства на насилие. Другой вопрос: почему государство не применяло в необходимых объемах даже имеющиеся "карательные полномочия", канализируя бандитизм с "правой маркировкой" в политических целях.

Не соромно було б дивитися в очі "батьку Бандері"?

А вот в отношении лагеря сторонников, защитников и "активно сочувствующих" радикальному радикалу, дело Стерненко стало диагнозом. Сам факт того, что столь ничтожная фигура и плоская личность стала центром притяжения для обобщенно-условного националистического, правого, ура-патриотического лагеря Украины, только говорит о ничтожности и плоскости этого самого лагеря. Национализм стал формой продажного политического позерства на проплаченных митингах и дешевого трикстерства, ставшего баннером на различных акциях.

"Силовые" группировки националистов, использующиеся в политических целях. Это те же самые титушки-боксеры, только идеологически брендированные. Их правонарушения и преступления – это уверенность в безнаказанности и следствие беспомощности силового аппарата государства, либо использование этих преступлений политическими группировками, временно получившими доступ к "рычагам управления" этим госаппаратом или его частью.

Кумиры украинского национализма Степан Бандера, Николай Сциборский и другие, например, на Львовском судебном процессе по делам убийства комиссара консульства СССР во Львове Андрея Майлова, директора Львовской академической гимназии Ивана Бабия и студента Якова Бачинского не отрицали своей вины, а прямо заявляли о своей ответственности за содеянное. С их точки зрения, это были методы и элементы борьбы с врагом и вражеской идеологией и режимом.

А что же Стененко, и другие "радикалы", например, обвиняемые в убийстве Олеся Бузины, и прочие полищуки, медведьки?  Это сопливые жертвы "постмайданных недорежимов" (с полуразрушенной, и полуарендованной извне системой госуправления), с плохой актерской игрой и ужасной постановкой драматургии. За этим даже следить скучно! А наряду с кастой обмочившихся в суде ассасинов, есть же еще целая плеяда "борцов", способных только бить стариков, обливать зеленкой подростков, брызгать мочой, травить юных тиктокерш.    

Оказавшись перед Бандерой, чтобы они услышали от "провідника", когда бы он пришел и начал наводить порядок, начиная с лагеря сторонников, конечно. 

Левых зачистили - правых поощрили

У отечественных националистов, правых, праворадикалов, ультра-патриотов осталась только примитивная идеологическая "надстройка" из флагов, лозунгов, кричалок и неких символов, значение которых они далеко не всегда осознают. У них нет идеологической основы. По факту она купирована в два приема, в рамках неолиберальной целесообразности .        

Первый прием вовсе не очевидный.

Вряд ли кто-то будет порно спорить с тем, что в пределах украинского политического ландшафта за последние 6-7 лет произошла тщательная зачистка левых движений, партий и организаций. "Заклинательной печатью", которой спрессовали левый фланг, стала пресловутая декоммунизация, которая, по большому счету, стала запретным лейтмотивом всего левого: коммунистического, марксистского,  социалистического, анархистского, социал-демократического.

Под запрет попало все социально-ориентированное и патерналистское. К слову, общая рамка декоммунизации, которая носит сугубо либеральный характер, ударила и по правым – правому консерватизму. По его естественной тяге к экономическим формам патернализма, признанию роли социальных  государства (за неимением своего, это правые, во многом, одолжили у левых). Впрочем, ущерб оценить сложно по банальной причине отсутствия представительных правоконсервативных сил (националистов-консерваторов, если угодно) в Украине. По факту, в Украине нет ни левого, ни правого флангов – только неолиберальное (либертарианское, леволиберальное и т.д.) сплошное, зыбучее "болото".

Второй прием еще более изящный.

Как ни странно, это логика Евромайдана и рамка "Революции достоинства" и святого мифа о борьбе за свободу, европейские ценности, либеральный рынок и модель экономики, либеральную парадигму ценностей. Правые в Украине остались ограничены инструментарием русофобии, антироссийскости и поля гуманитарного шовинизма.   

За хорошую и верную службу украинским правым позволяют формулировать мейнстрим в гуманитарной политике страны: проводить ревизию истории, агрессивно продвигать языковой вопрос, формировать «пантеон героев» и, конечно, устраивать сафари на «агентов Кремля». Украинским правым нет никакого дела до экономической политики в стране, где безраздельно господствуют отечественные либералы.

На пути к "экономической повестке" стоит заслон из зловеще хмурящегося мифа о "революции достоинства", "цивилизационном выборе и "европейском пути", которым нужно дисциплинированно маршировать под "Плине кача".

Националисты у вас, говорят, не настоящие!

Украина не только "не Россия", но и "не Европа". Украина демонстрирует нечто свое. Это не российский формат разворота к национальному консерватизму (традиционализму).  Это не европейский тренд возрождающего консерватизма и не европейская социал-демократия. Это нарративное "одеялко" дремучего архаизма под "покрывалом", компрадорской неолиберальной  "методички".  

Каскад кризисных волн укреплял правый политический тренд в Европе: начиная с  глобальной рецессии 2008-2009 годах через кризис с беженцами до нынешнего времени. Знаковым событием стали выборы президента США, когда Дональд Трамп стал секс-символом глобального консервативного ренессанса.

Усиление различных (назовите их как угодно) националистических, национал-патриотических или правоконсервативных сил в Европе в целом и в ЕС в частности стало результатом кризиса европейских и евробюрократических либеральных элит. Правые консерваторы стали апеллировать к вопросам усиления национального суверенитета как защитного инструмента от разного рода кризисных потрясений.

 Одним из первых аргументов этих сил является экономический национализм: изоляционизм, или экономическая суверенность. Если очень грубо сформулировать эту риторику консерваторов, то речь идет о возврате приоритетного статуса национальному капиталу, который в процессе торгово-экономической глобализации уступил место транснациональному капиталу.

Украинские же правые приняли роль безмозглого вышибалы, радикально-карикатурного жупела и кривляющегося шута под началом либеральной тусовки. Местные либералы, в свою очередь, в абсолютном большинстве являются низкоквалифицированным обслуживающим персоналом, который работает на интересы обобщенного транснационального капитала.   

Украинские псевдоправые, псевдонационалисты, псевдоультрапатриоты и  – это не правые в самом широком смысле слова. Потому что они, не правые консерваторы, а правые либералы.  

Украинский национализм и правый консерватизм - пустая словесная оболочка, раскрашенная примитивно-воинственными граффити русофобии и незатейливой антироссийскости. Со времен "праотцов" идеология  украинского интегрального национализма образца временного стыка ХІХ-ХХ вв. не развивалась и не эволюционировала. Она осталась в примитивных, зачаточных формах, в контексте первичного, аграрно-сельского нарратива. Впрочем, сейчас крайне редкий "украинский националист" может похвастаться прочтением хотя бы нескольких работ Николая Михновского или Дмитрия Донцова.

Football news:

The idea of a Super League is more than 20 years old. Let's briefly tell its story
Ferdinand on Super League: This is a war against football, a disgrace. A closed institution for big shots. This is just business
Is this what our dream changes look like?
Sanya about the Super League: I'll finish watching football. This is not the football I know
Juventus about the Super League: The clubs will receive 3.5 billion euros, but now we can not guarantee that the project will be implemented
Neville on Super League punishment: Huge fines, points deduction, take away their titles, who cares? Let them fly out
The Super League does the impossible: it brought together UEFA, FIFA, the Premier League, La Liga, Ferguson, Tebas, Macron and Pryadkin. They are all against